Свежие комментарии

  • Сергей Данченко
    Давай-давай, румынов радОВАЙ! :-)Путин подарил 500...
  • Александр Бородач
    Вы абсолютно правы - есть Грефы с Чубайсами и разные "Марины", за бюджетные деньги в интернете власть прославляющие.Продолжительность...
  • Александр Бородач
    Чего насели на ГАРАНТА?! Бюджет теперь - казна царская, оброк собрал и тратит по своему усмотрению. Скоро и гимн Росс...Путин подарил 500...

«Разговор с Медведевым»: Премьер пожаловался на пенсионную реформу

Общение главы правительства с прессой и блогерами превратилось в дружеский междусобойчик

 

 

На фото: премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (в центре) во время ежегодного итогового интервью представителям 20 телеканалов в телецентре "Останкино"
 

5 декабря премьер-министр РФ Дмитрий Медведев дал ежегодное итоговое интервью представителям российских СМИ. Такой формат для премьера стал уже традиционным, в общей сложности он «отчитывался» об итогах года в беседах с журналистами уже 12 раз. Однако в этом году пул представителей прессы был расширен.

Если раньше с Дмитрием Анатольевичем беседовали не более пяти журналистов, как правило, крупнейших каналов, теперь их число было расширено до 20. Помимо «Первого» или «России 24» в беседе участвовали такие экзотические каналы, как развлекательный ТНТ, спортивный «Матч-ТВ» и даже детская «Карусель». Видимо, это должно было внести свежую струю в уже поднадоевший формат, но сказать, что задумка удалась, нельзя.

Практически главной новостью, которую СМИ вынесли из без малого двухчасового эфира, стал ответ премьера популярному блогеру Анастасии Ивлеевой о том, что власти не планируют закрывать видеохостинг YouTube. В той части, которая касалась экономики, ничего нового или интересного мы не услышали.

Дмитрий Анатольевич кратко подвел итоги года, сказав, что рост ВВП ожидается на уровне 1,2−1,5%, инфляции — 3,8%, рост реальных доходов составит 0,2−0,3%, безработица — 4,6−4,7%, а профицит бюджета — 1,8%.

Премьер признал, что рост экономики происходит не так быстро, как хотелось бы, но это естественно, учитывая, что большая часть года ушла на раскачку нацпроектов. Но в следующем году они уже раскачаются, и вот тогда-то мы и начнем выходить на среднемировые темпы и выше.

«У нас нет цели — сразу все взять и бухнуть куда-то и потратить», — пояснил премьер медленное освоение средств на нацпроекты.

Премьер пообещал, что работа по увеличению реальных доходов населения будет продолжена, но добавил, что теперь этого предполагают добиться путем адресной помощи. Власти будут поддерживать наиболее уязвимые категории населения — многодетные семьи, людей с невысокой трудоспособностью, зрелого и пожилого возраста или с инвалидностью. По словам Медведева, «нет смысла размазывать выплаты тонким слоем, платить тем, кому это не нужно». В качестве примера он привел отмену выплаты в 50 рублей по уходу за ребенком и увеличение ее для нуждающихся до 10 тысяч рублей.

На вопрос о том, какие конкретно механизмы правительство предлагает для ускорения экономического роста, Медведев также ответил традиционно — это снижение административных барьеров, которые начали «насаждать почти сто лет назад».

Пожалуй, единственное, что премьер сказал нового и интересного — это о планах правительства в ближайшее время «распечатать кубышку», то есть начать тратить деньги Фонда национального благосостояния, правда, без конкретики. Власти думают выделить сумму, приблизительно равную триллиону рублей, в ближайшие несколько лет для инвестиционных проектов. Причем не просто куда-то поместить эти средства и ждать, но и привлекать под них частные инвестиции так, чтобы на каждые 20 рублей госденег приходились 80 рублей частных.

Конкретики не было и в ответах на другие вопросы. В основном Дмитрий Анатольевич отделывался общими и дежурными фразами. Здравоохранение? Да, нужно финансировать сферу первичной помощи. Мусор? Да, нужно учиться перерабатывать и сортировать мусор. Лекарства? Будем работать, чтобы лекарства были и так далее.

Впрочем, вопросы собравшихся были под стать ответам. Ничего острого или хотя бы не совсем удобного у Дмитрия Анатольевича не спросили. Например, никак не прокомментировали появившееся накануне интервью очередное расследование оппозиции о частном самолете супруги премьера. Даже на вопрос о газовых переговорах с Украиной премьер почему-то не ответил, возможно, потому, что он шел одним блоком с вопросами об интеграции с Белоруссией и отношении к Владимиру Зеленскому.

Немного Дмитрий Анатольевич порассуждал о протестах, заявив, что они должны оставаться в рамках закона, а иначе все превратится в «бунт, бессмысленный и беспощадный».

Зато примерно со второго часа интервью начались вопросы о том, какую музыку любит слушать премьер, какие книги читать, что он загадывает на Новый год, что он думает об искусственном интеллекте, о борьбе интернета с телевидением (какое отношение этот вопрос имеет к Медведеву понять, пожалуй, сложнее всего) и так далее. Нужно ли говорить, что ни о конкретных резонансных делах, ни о пенсионной реформе Дмитрия Анатольевича не спрашивали.

Правда, о повышении пенсионного возраста он упомянул сам в самом конце интервью, отвечая на вопрос о том, какие решения дались ему в карьере сложнее всего. Пенсионную реформу Медведев поставил наравне с решением о начале операции в Южной Осетии в 2008 году. По словам премьера, решение это было «нервное и сложное, никому не хотелось его принимать, но его нужно было принять, чтобы финансовая система не задыхалась».

Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев считает, что если цель премьера была в том, чтобы таким интервью повысить «социальный оптимизм» населения, она не удалась. Напротив, люди не получили ответы ни на один реально волнующий их вопрос, что может привести к обратному эффекту.

— Можно просто посмотреть, какие анекдоты ходят в Сети о Дмитрии Анатольевиче Медведеве, чтобы с его интервью все стало понятно. Например, такой: «Однажды Дмитрий Анатольевич решил попробовать прожить на 15 тысяч рублей — среднюю пенсию российского пенсионера. Но такой завтрак ему не понравился…».

Если серьезно, то это была попытка экспансии социального оптимизма, но она не получилась, как и попытка переключения внимания на соцсеть Tik-Tok или запрет YouTube. На самом деле, похвастаться-то особо нечем.

Рассказы о том, что доходы россиян вырастут на 0,2−0,3% очень диссонируют с совсем свежими новостями о том, что богатые люди в России по темпам роста своего капитала занимают первое место в мире. Более того, 28 российских миллиардеров с начала этого года стали богаче на 17 миллиардов долларов, а если говорить о всех в целом, то за 11 месяцев этого года совокупное состояние богатейших россиян выросло на 38,5 миллиарда по данным Bloomberg.

В это время объем роста реальных располагаемых доходов россиян по Медведеву составит 0,2−03%, да и то за счет последнего квартала, то есть во многом благодаря усилиям Росстата.

Поэтому из того, что говорил премьер, ничего, что могло вызвать оптимизм, я бы выделить не смог. Разве что YouTube не закроют, и на том спасибо. Вопросы профессиональных юмористов, вопросы о личной жизни Медведева и о том, какой храм ему нравится больше всего, рассказы о том, что читать он начал в два года, выглядят странным, когда людей интересуют совсем другие темы. Повестки Медведева и народа живут своими параллельными жизнями и не особо пересекаются.

Мне кажется, что участие блогеров и юмористов, вопросы явно удобные для премьера и не обостряющие на этом жанре просто ставят крест. Боюсь, что широкой публике это интервью либо не интересно, либо может вызвать реакцию прямо противоположную той, которая предполагалась.

Тут можно вспомнить еще один анекдот: «Послушал Медведева по телевизору, молодец, умные вещи говорит про экономику, здравоохранение, науку, интернет. Одного понять не могу — о какой стране он рассказывал».

«СП»: — Действительно, не прозвучали вопросы ни о пенсиях, ни о резонансных делах, даже вопрос о газовых переговорах с Украиной остался без ответа. Это попытка сглаживать углы?

— Даже в ответах на вопросы об экономике Дмитрий Анатольевич старался уходить от конкретики. Разговор шел не о хозяйстве страны, о планах, успехах и провалах, а больше о философии жизни, спортивных и музыкальных предпочтениях. Когда речь заходила о чем-то хотя бы отдаленно остром, мы слышали штампы.

Если нам хотели показать, что у наших лидеров все в жизни хорошо, это им удалось. Возможно, нам хотели больше раскрыть личность Дмитрия Анатольевича, предполагая, что он еще раз будет президентом. Но одно дело программное интервью, а другое — личностное. Можно сказать, что Медведев позиционирует и предлагает себя в роли государственника-модернизатора, но с модернизацией получается недостаточно убедительно.

Если говорить о том, за что вообще можно зацепиться в этой беседе, сейчас в «Яндексе» на первом месте висит новость «Медведев оценил возможность закрытия YouTube в России». Мол, спасибо, что хоть это не отняли. Значит, агрегатор новостей именно это считает самым важным, и это о многом говорит. Потому что в высказываниях о росте экономики и ее перспективах, росте реальных доходов россиян зацепиться особо не за что.

Кстати, сегодня президент Белоруссии параллельно с интервью Дмитрия Анатольевича отверг возможность объединения России и Белоруссии. Сложно сказать, специально ли это было сделано, но любопытно, что именно сегодня Лукашенко решил выступить с таким заявлениям.

Понятно, что премьер должен был успокоить нас по поводу темпов роста экономики, рассказать о светлом будущем и выходе на более устойчивое развитие. Но, боюсь, уже никто в это не верит. И это самое главное. Что бы Дмитрий Медведев ни говорил, есть кризис жанра и кризис доверия.

«СП»: — В конце интервью Медведев сам заговорил о пенсионной реформе, хотя обычно эту тему власти стараются обходить. Почему?

— Его слова по поводу пенсионной реформы очевидны. Понятно, что пенсионная реформа — это самое трудное решение, потому что оно серьезно сказалось на рейтинге власти и на доверии к ней в принципе. До этого президент говорил, что никакого повышения пенсионного возраста не будет.

Пенсионная реформа породила серьезный кризис доверия и пессимизм. Возможно, люди и не вышли массово на улицы в регионах, но осадок остался и останется надолго. Да, Медведев показывает, что он готов принимать трудные непопулярные решения, если это необходимо.

Но самый главный вопрос у людей в том, почему растет количество бедных в стране? Почему при том, что российские миллиардеры богатеют, у нас такие пенсии? Почему не растут доходы населения? Какие у нас вообще драйверы роста и перспективы, как будет реализовываться повестка развития на федеральном и региональном уровне? Ответы звучат, но они состоят из много раз звучавших и ранее штампов.

Медведев успокаивает нас, что российская экономика и соцсфера находятся в нормальном стабильном состоянии, но у людей растут тревожные ожидания. Люди переходят к краткосрочному планированию от долгосрочного и среднесрочного.

Мы не услышали ответы на запросы общества — запрос на справедливость, на сокращение разрыва между бедными и богатыми. Хорошо, что профицит бюджета составит 1,8% от ВВП в этом году. Но людей-то интересуют приоритеты. Мне кажется, что вопросы, которые висели в воздухе, так там и остались.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх