Последние комментарии

  • Ирина Оболенская19 февраля, 4:07
    следует почитать закон о софинансировании=========да никто и не спорит что следует,но и банковским работикам,которые ...Какие деньги? Денег нет… Российский пенсионер пытается отсудить у Пенсионного фонда СВОИ деньги
  • Ирина Оболенская19 февраля, 3:56
    ....остается надеяться только на лучшее,лишь бы этот банк не обанкротился или его не лишили лицензии...будьте впредь ...Какие деньги? Денег нет… Российский пенсионер пытается отсудить у Пенсионного фонда СВОИ деньги
  • Иванов Александр19 февраля, 3:50
    Одна в истории уже допизделась насчет пироженых -Мария-Антуанета.  История развивается по спирали.Если нет хлеба – пусть едят пирожные: телеведущая Екатерина Андреева считает, что питаться правильно – дешевле

Кто и почему в России говорит «пора валить»

Вчера я ехал в пермский аэропорт, читая по дороге статью  «У роста числа желающих уехать из России есть две причины», и в этот момент произошло одно из тех событий, которые одни считают свидетельством Провидения, а другие  занимательной случайностью: я поднял глаза и увидел плакат, который раньше почему-то не замечал, «Пермский край будущее начинается здесь!

». Плакат был вывешен по направлению в аэропорт...

Этот намёк о начинающемся в аэропорту будущем заставил переосмыслить только что прочитанное и вспомнить истории из личной жизни.

На протяжении предшествующих нескольких лет довольно много моих друзей приняли решение о смене места жительства. Кто-то уезжал в пределах России: Москва, Санкт-Петербург, Сочи, Самара, Челябинск, Владивосток и даже Петропавловск-Камчатский.

Но очень многие покинули Россию. Кто-то уехал, чтобы заработать денег и вернуться, отработав контракт,  в основном в монархии Персидского залива: Саудовскую Аравию и ОАЭ. Другие решили попробовать обустроить свою жизнь в новом месте: США, Канада, Германия, Великобритания, Испания, Монако, Израиль, Латвия, Бразилия, Таиланд и даже Индонезия… Наверное, не всех и вспомнил… Десятки семей. Кто же эти люди и почему они уехали?

Первая группа  предприниматели, жаловавшиеся в России на отсутствие возможностей, хотя, сугубо по моей оценке, добившиеся здесь довольно многого. Продали те активы, которые были у них в России, получили свободные средства. Вложили их за рубежом в надежде получить те возможности, которых, как им казалось, они были лишены здесь. Как правило, в тех же сферах, что и в России.


Кто-то из них смог интегрироваться. Подавляющее большинство  нет. Социальный статус сохранить не смог никто. Конечно, они не голодают, у них есть машины, неплохая недвижимость. Но каждый из них знает, что в своём развитии они остановились. Это потолок. Уже сегодня. И на-все-гда.Если честно, я не знаком ни с кем из них, у кого бы получилось добиться тех результатов, на которые они метили, рассуждая о грядущем переезде ещё будучи в России. Все они в один голос утверждают, что довольны своим выбором. Но примеров свершений, подтверждающих реализацию заявленной цели, не приводят.

Что для 3545-летнего мужчины, который 1525 лет отстраивал собственное дело, вкладывал в него душу, превратился в признанного авторитета в своём деле, был уважаем и узнаваем в своей стране, стать заурядным бюргером? Это означает  лишиться своего я. Преждевременно состариться.

Можно пытаться утром, заглядывая в свои глаза в зеркале во время бритья, оправдать свою жертву тем, что «дети зато будут жить в цивилизованной стране», но червь сомнения, утверждающий, что и для детей социальный потолок строго задан, будет очень настойчив.

Да и чем таким та страна «цивилизованнее»: теперь, когда видишь подноготную местной жизни?

Вторая группа  тоже предприниматели. Но у них в России не было денег. У них в России были только идеи. И найти денег на их воплощение в жизнь они так и не смогли. Талантливые инженеры, программисты и маркетологи, рассчитывавшие на «русскую мечту», но… ставшие иллюстрацией «американской мечты», «немецкой» или «израильской».

Я часто пишу в своих статьях именно о них и их потребностях, хотя в процентном соотношении их доля в населении страны ничтожна, потому что считаю вынужденный отъезд каждого из них национальной трагедией, ибо именно они и есть те «герои», о которых когда-то писал Карлейль, без которых развитие страны и достойная жизнь для миллионов просто невозможны.

Одного из них я узнал в 2012 году. Талантливейший инженер-технолог, придумавший технологию, на треть снижающую себестоимость получения одного из продуктов синтетической химии. Мы познакомились по работе  он искал финансирование. Я пытался ему в этом помочь, убедив одного из наших олигархов дать на проект 3 миллиона долларов. Ответ олигарха был простым: «Если бы технология чего-то стоила, её бы профинансировал кто-нибудь на Западе».

Инженер уехал. Его компания работает. На Западе. Стоит сегодня 120 миллионов долларов. Олигарх остался в России, изредка повторяет эту же фразу другим уезжающим на Запад инженерам.

Я рассказал одну такую историю. Но знаю их с полтора десятка. Я один знаю их с полтора десятка. Пятнадцать историй  потерянные 1,5 миллиарда долларов инвестиций в российскую экономику. И это трагедия, не осознаваемая массовым избирателем, а потому и власти не считают нужным ею всерьёз заниматься.

Третья группа… Как её назвать? Дети нашей элиты. Очень патриотичной нашей элиты. Те, кто в 20 лет с бокалом элитного французского вина, стоя у панорамного окна элитного жилого комплекса, с видом на Кремль, в квартире, подаренной им на «первый взрослый юбилей», объясняли собранным однокурсникам, некоторые из которых были выходцами из самых заурядных провинциальных российских семей, как плоха и беспросветна жизнь в России.

Ах, вот в Биаррице… На прошлой неделе, летая в Монте-Карло… И, конечно, как же можно жить, когда гей-парад запрещают…

Кто-то из таких уехал, постит в социальные сети фотографии прекрасной сладкой западной жизни. Кто-то в теперь уже 32 года стал во главе окологосударственных структур, хотя по-прежнему считает, что в Биаррице лучше, а в России  беспросветно. И вынужден летать в Биарриц только на выходные…

Есть и четвёртая группа. Это обычные рядовые специалисты. Врачи, педагоги, всё те же инженеры. Они променяли свою работу здесь за 20 тысяч рублей в месяц на точно такую же работу там  за 300 тысяч рублей в месяц.

Здесь они платили 13% налога и получали на руки 17,4 тысячи рублей. Там они платят 40% налогов, получают на руки 180 тысяч рублей. Здесь тратили в месяц на коммуналку и кружки для ребёнка 10 тысяч рублей. На руки оставалось 7,4 тысячи рублей.

Там наём жилья и устройство ребёнка в хорошую школу обходится им в месяц в 90 тысяч рублей. На руки остаётся ещё 90 тысяч рублей. В их жизни появились театры и крупные спортивные события, увлекательные хобби и туризм, кафе перестали быть роскошью…

Их объединяет то, что они все профессионалы. Знают иностранные языки, всегда интересовались новинками в своей профессии и читали соответствующие журналы. На работу ходили работать, а не «делать вид, что работают, пока другие делают вид, что платят им зарплату». Они не мечтали о карьере и свершениях здесь и не надеются на них там. Но они рассчитывают на бытовой комфорт для рядового человека. И получили его только там.

Все эти истории разные. В цифрах статистики каждая человеческая судьба отражается сухой «единичкой» уехавшего или собравшегося уехать. Но показательна ли такая статистика?

«Пора валить?»  этот вопрос будет витать в воздухе нашего Отечества до тех пор, пока будет живо предание о том, что свалить из страны, в которой поменять что-либо нереально, было просто невозможно.

Предание о временах, когда нежелание жить в стране, строй которой тебе неприемлем, а повлиять на его смену нет ни малейшей возможности, если у тебя не было оснований для выезда в Израиль, означало необходимость выпрыгивать из окна морского лайнера, чтобы вплавь добираться до чужих берегов, как Юрий Ветохин. Или лгать и себе, и тем более окружающим, чтобы не вернуться с «загнивающего Запада, где линчуют негров», как дочь Сталина Светлана Аллилуева.

Пройдёт время, и вопрос «пора валить?» сменится на вопрос «нужно ли валить?» Когда это произойдёт, тогда в нашем сознании и будут изжиты и комплексы «железного занавеса», и теснейшим образом связанный с ними «культ Запада». Ведь «культ Запада» 

 это наш ребёнок. Мы его вырастили, мы его пестовали. Сладкий запретный плод. Сладкий лишь тем, что запретный.

Как угодно можно укорять желающих уехать от нашей в чём-то неустроенности. Но их отъезд лишь следствие. Следствие того, что многие остающиеся «патриоты» гораздо раболепнее перед клеймимым Западом, чем эти вынужденные эмигранты.

И это раболепие проявляется в главном  они вынесли в своих мыслях своей стране безапелляционный приговор: Россия принципиально не может быть комфортной, благополучной, богатой. «Место-то проклятое». А раз так, то и делать для изменения ситуации ничего не нужно. Можно с чистой совестью воровать, грабить, отнимать  и валить. Кстати, пора ли уже – валить с честно награбленным?

Я не хочу в заключение многословно расписывать простую и кажущуюся мне очевидной истину  свой дом лучше чужого и его можно и нужно обустраивать (не так, как чужой, а так  как удобно самим). Или всерьёз дискутировать о том, что лично мне не в чем обвинить тех, кто уехал на чужбину, не найдя себе применения дома. Насильно мил не будешь, как гласит русская народная мудрость. Нет пророка в своём отечестве, как гласит Библия.

Поэтому завершить хочу ещё одной маленькой историей из собственной жизни, оставив право делать выводы читателям.

Некоторое время назад мне довелось ехать в московском метрополитене и стать невольным свидетелем занимательного диалога между 60-летним господином и его 2122-летним собеседником, едва окончившим или оканчивающим университет. Постараюсь воспроизвести его близко к стилю участников:

– Что делать в этой вашей Рашке? Пора валить!

– И куда же ты поедешь? Где будешь работать?

– Фигня вопрос! Предки уже устроились на Кипре, там и обитают. К ним подамся.

– Где же и кем они работают?

В ответ прозвучало название кипрского филиала одной из российских государственных компаний.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх