Свежие комментарии

  • Роман Колобов
    Садик садику рознь. Некоторые садики подороже няни будутВ России 20 милли...
  • Валера Юшков
    Ни чего себе запросы, да мы нормально живём на 20 000 .В России 20 милли...
  • Людмила Свириденко
    Нет уж. Почитайте историю, господа священники. Аборты потому и были разрешены официально, что от нелегальных погибал...В РПЦ призвали вл...

Владимир Горянский: «В Россию не поеду играть даже Гамлета»

Владимир Горянский: «В Россию не поеду играть даже Гамлета»

Интервью с ведущим киевским артистом «2000» начали с театра — того, что сейчас на востоке, с театра военных действий.

Владимир Викторович родом с Донбасса, и хоть уехал оттуда давно, еще студентом, но все, что связано с Луганской областью, особенно с Кадиевкой, в недавнем прошлом — городом Стахановым.

— «…Вот открывается новая сессия в парламенте. И сразу же избранники начинают рассказывать — что нужно сделать, чтобы в стране закончилась война… То есть все знают рецепт, причем не первый год, но почему-то война не заканчивается!».

На реплику собеседник отвечает целым монологом.

«Не скажу, что я больше, чем кто-либо, знаю об этом театре. Потому что все-таки это — театр политических действий.

А политический театр основан в большей мере на лжи, лицемерии и грязи… Мы каждый день в этом убеждаемся.

Поэтому наш политический театр — это театр абсурда. И те боль и надежды, которые царили в обществе год-два назад, улетучиваются. А взамен рождается безразличие. Или же осознание того, что от нас ничего не зависит.

Появляется непонимание — как дальше жить, работать в стране? Люди растеряны, потому что — абсурд во всем!

Абсурд в том, что с народа уже последние жилы тянут. Казалось бы, есть разумные пределы, но, вероятно, в нашей ситуации их нет.

Да, люди терпят. Но начнется осень, и я не знаю, что будет. Самое прискорбное, что царит сплошное неверие никому».

— А не абсурд ли законопроект №4303, который предлагал объявить всех российских деятелей искусства врагами украинского народа? А перед тем, как получить разрешение выступать у нас, им надо публично покаяться.

— То есть тот, кто с антрепризой приезжает оттуда — сюда, должен писать письмо… Ну, это вообще за гранью!.. А как они вернутся в Россию после такого письма? И неужели Макаревичу нужно писать, или Басилашвили, или Ахеджаковой?

фото: vesti.ukr.net

— Для Ахеджаковой могут сделать исключение ввиду ее «ролика» про Савченко. А остальным — надо будет писать. И что скажете по поводу «черного списка», где, по-моему, уже больше 100 российских и мировых деятелей культуры, которые «создают угрозу национальной безопасности Украины»? Про «угрозу» Минкульт сказал.

— Все-таки мы живем в военное время, и идеологический момент никто не отменял.

— Погодите! Какую угрозу украинской национальной безопасности создает, допустим, Наталия Варлей с «Кавказской пленницей»?

— Не будем называть фамилий, просто не хочется, но я знаю, что некоторые российские актеры в достаточно агрессивной форме высказывают свое отношение к Украине. Поэтому такие меры, наверное, правомерны. Представьте, если бы кто-то из украинских артистов высказывался подобным образом в адрес РФ и ее президента! Там бы произошла такая же реакция.

— В Украине запрещены фильмы, снятые в России после 1 января 2014 года. Но вот вы снимаетесь в сериале «Последний янычар», который вышел на экраны в 2015-м, а проект — российско-украинский, и заказчик — «Мостелефильм». Это я к тому, что закон может коснуться и вашей работы. То есть попросту возьмут и запретят!

— В «Последнем янычаре» нет никакой политики!

— А соавторство с РФ? И заказчик не наш. Да и эпоха чего стоит: Российская империя.

— Ну так что же, мы выбросим историю?! В фильме нет интерпретации каких-то политических взглядов: здесь чисто любовная история, которая могла быть не только в XIХ веке, но когда угодно, хоть в XVII… Кино — это же бизнес, и здесь, безусловно, если начнут вмешиваться и запрещать, то… Ну я не знаю! Люди уже сняли, а кто вернет деньги, если, не дай Бог, наложат запрет?.. У нас сейчас очень много политики, которая вмешивается во все. Это самое страшное.

— Когда запрещали «Тараса Бульбу», то прежде всего из-за Боярского, включенного Минкультом в «черный список». Хотя официальная версия Госкино такова: «Фильм дискредитирует украинскую национальную идею». Что скажете на сей счет?

— Вопросы идеологии обострены особенно в тот момент, когда в стране идет война.

— Но фильм был снят в 2009-м. Получается, семь лет не дискредитировал идею, а сейчас дискредитирует? Где логика?

— Дело в том, что в фильме украинцев изображают варварами! Его можно показывать, если это не соответствует нашим взглядам?

— А «Молитва о гетмане Мазепе» соответствует? Там нет варварства? Нет пошлости? Вот коротенькая цитата одного из критиков из статьи под заголовком «Мазепа в стилі «Даун Хаус» (kino-teatr.ua): «Іноді дивишся фільм і думаєш: цікаво, а на що, власне, пішли витрачені на нього кошти?.. Протягом перегляду цієї кінострічки переповнювало почуття сорому. Сорому за країну, в якій така неякісна картина стає кіноподією року і афішується як «шедевр». Сорому за Юрія Іллєнка, якого у світі знають як автора «Тіней забутих предків». Сорому за Богдана Ступку, який незграбно імітує статевий акт…»

— Когда начинаются эти споры, стараюсь в них не участвовать. Мне хотелось бы больше говорить о творчестве, чем о каких-то исторических негараздах и проч. Наша история очень сложная, до конца мы ее не знаем. То советская власть меняла историю, как ей хотелось, то еще кто-то. Если бы мне предложили сняться в каком-то историческом фильме, где, на мой взгляд, есть противоречия, я бы хорошенько подумал.

— Когда СБУ обратилось в Минкульт с предложением пересмотреть список запрещенных российских фильмов, поскольку, по мнению ведомства, многие из них запретили по непонятным причинам, — как вы восприняли? С одной стороны, вроде б и порадоваться, что тотальный маразм не окончательно скосил наши ряды, т. е. хотя бы Служба безопасности «переймається». С другой стороны, ей что, больше нечем заняться?

— Ситуация, скажем так, неоднозначная. И хоть я — противник запретов, но есть какие-то критические моменты, которые в чем-то и оправдывают запреты. Но при этом у нас всегда есть перегибы, кто-то хочет бежать впереди паровоза. Поэтому и бегут.

— В смысле, бежит Минкульт, а СБУ просит: остыньте, ребята? Пока запретили 430 фильмов, в том числе сериал «Кухня». Надо понимать, «Кухня» тоже создает угрозу национальной безопасности? Интересно, чем? Неканоническими варениками?.. И это, оказывается, не предел. Вот добавили буквально на днях еще шесть сериалов, аннулировали прокатные удостоверения… Но мне не понятна кропотливая работа по составлению списков на запрещенную продукцию, потому что при желании любой гражданин Украины может это все посмотреть по интернету! Или Минкульт интернет запретит?

— Я стараюсь вообще поменьше смотреть телевизор, и для меня нет таких проблем. Ну разве что могу посмотреть Discovery.

— Тем не менее к телевидению вы имеете отношение не только как зритель, но еще и как эксперт нескольких социальных проектов на СТБ и на «Интере».

— Была на Первом Национальном программа «Подорожуй Першим» по городам Украины. Мы фактически открывали для украинцев Украину.

[…]

— Одна из недавних акций, где вы участвовали, флешмоб #яЛюблю СвоюКраїну, записали видеоролик. Почему участвовали в этом флешмобе?

— Потому что я действительно люблю свою страну. Я не могу ее не любить, потому что здесь растут мои дети, которым мы должны дать хоть какое-то нормальное будущее.

— Слушала ваше видеообращение, надеюсь, искренне верите, что все изменится к лучшему. Хотя, по правде говоря, после некоторых не совсем адекватных действий отечественных политиков есть опасения: а не поссоримся ли мы, к примеру, на сей раз с Польшей?

— Почему?

— Потому что там 11 июля будет национальным днем памяти жертв «геноциду, вчиненого українськими націоналістами». Поляки возмутились, когда у нас начали переименовывать улицы и проспекты «в Бандеру». Интересно, почему в Париже не заморачиваются: там как была «рю де Моску», так и по сей день есть. А у нас с названиями — целая проблема!

— Принят закон о декоммунизации. Под закон, наверное, и меняют называния улиц, городов.

— По данным ЮНИСЕФ, в Украине самый низкий уровень вакцинации детей. То есть денег на вакцину нет, а на переименование — есть.

— Соглашусь, что есть первостепенные вопросы и второстепенные. Вероятно, что-то можно было отложить, но коль уж приняли закон, его надо выполнять. Единственное, если уж переименовываете, пусть будет поменьше политики, чтобы не кидались с одной стороны в другую и чтобы потом опять ничего не переименовывали. Называйте именами композиторов, художников. Или номера присваивайте, как угодно, только прекратите дискуссию вообще по этому поводу!

[…]

— Не сочтите за крамолу, но если бы, допустим, вас пригласили в РФ сняться, например, в экранизации Шекспира, — поехали бы?

— Конечно же, нет!

— Вот как! И даже на Гамлета не согласились бы?

— Ну не время! К сожалению, сейчас все настолько наэлектризовано во всех сферах, что… Знаете, о чем все мои думы? О мире, о мире!.. И как можно было внести такой раздор между народами, такую злость, такую ненависть… Какие съемки, о чем вы говорите!

— Если с кем-то из российских актеров поддерживаете отношения, то случайно не знаете: они не «на мушке» у Минкульта?

— По-моему, никого из моих коллег в «черных списках» нет, слава Богу. Но я точно знаю, что в РФ мудрые люди не говорят на эту тему. Они просто молчат.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх