40 тысяч — позорная зарплата? Учителя, вы зажрались!

Куда податься российскому бюджетнику за достойными деньгами

 

 

40 тысяч – позорная зарплата? Учителя, вы зажрались!
 

Учителя в России в среднем получают 40 тысяч рублей в месяц. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на отчет Росстата по итогам января-сентября 2019 года. Отмечается, что самую большую зарплату (99 тысяч рублей) получают в школах Чукотки — чуть больше, а самую маленькую (почти 22 тысячи) — в Северной Осетии.

При этом вся пятерка регионов с низкими зарплатами — из Северного Кавказа: Кабардино-Балкария — 22 139 рублей, Карачаево-Черкесия — 22 203, Ингушетия — 22 291 и Дагестан — 23 046.

Чуть больше учителям платят в Ивановской области — 23 897 рублей, в Чечне — 23 929 и Мордовии — 24 434. Наверху рейтинга, помимо столицы, регионы Севера и Дальнего востока: Ямало-Ненецкий АО — 97 530 рублей, Москва — 97 282, Сахалин — 86 760, Ненецкий АО — 79 831 и Магаданская область — 78 984.

Информагентство приводит мнение заведующей лабораторией РЭУ им. Плеханова Елены Егоровой, которая убеждена, что это связано с разницей в МРОТ в каждом регионе, исходя из которого и устанавливается учительская зарплата.

«Большой разрыв между средними заработными платами в России среди регионов был всегда. Дело не в надбавках, а в некоторых особенностях формирования заработной платы — учителя получают заработную плату из бюджета, и устанавливается она в обязательном порядке от величины МРОТ, которая варьируется в регионах за счет надбавок и коэффициентов», — уточнила Егорова.

По ее словам, самый значимый момент уровня зарплаты учителей — указ президента РФ, по которому она должна быть не ниже средней по региону. «А так как разница в среднем по регионам очень существенная в целом, то зарплаты учителей будут сильно дифференцированы», — считает эксперт.

Кроме того, она уверена, что сравнивать центральные и северные регионы России не стоит, так как переезжать за «длинным рублем» хотят не все учителя.

«Ведь не каждый сможет перенести климатические условия Крайнего Севера, отказаться от комфортной жизни, испытывать недостаток овощей, фруктов и так далее», — отметила Егорова, добавив, что и жизнь на Крайнем Севере гораздо дороже.

При этом она высказала уверенность в том, что дисбаланс зарплат учителей по регионам, скорее всего, будет сохраняться и дальше, так как дотационные регионы крайне редко становятся донорскими.

О чем на самом деле говорят приведенные цифры? Откуда этот дисбаланс, и как его преодолеть? Об этом мы решили спросить наших экспертов.

— 40 тысяч — это плохая зарплата, — уверен директор Института свободы, член бюро президиума политсовета партии «Родина» Федор Бирюков.

— Даже в самом задрипанном регионе на эти деньги не разживёшься. Да и разница между частями этой средней зарплаты велика: где-то 20 тысяч, где-то, как в Москве, и по 100. Но опять-таки имеет значение стаж, личные отношения с руководством, уровень школы. В целом же, ситуация в кадрах среднего образования весьма мрачная. Молодые перспективные специалисты в обычные школы идут неохотно, лишь в крайнем случае. Монополию пока держат ещё старые советские кадры, уже потерявшие квалификацию во многих отношениях. Школа окончательно превратилась из образовательного учреждения в конвейер по уничтожению индивидуальности. Цель современной школы — нивелировать свободную юную личность, всех подстричь под одну гребёнку а на выходе — через ЕГЭ — обеспечить максимум платных, небюджетных мест в вузах, занижая вполне нормальные знания выпускников.

Вообще, все эти средние зарплаты — убогое позорище. Учителя, врачи, другие стратегически важные для нации специалисты должны быть средним классом, зажиточными людьми. Но либерал-бюрократам, отвечающим за российскую экономику, это не нужно. Они как Трамп, который очень любит нефть. А они её ещё больше любят. Люди же для них — «новая нефть». И они просто черпают национальные ресурсы — что сырьевые, что человеческие. Суть современной российской экономики — опустошение, исчерпание, паразитизм.

— Здесь, как и в медицине, есть существенная разница между зарплатой руководителей и рядовых учителей, а считаются они вместе, — поясняет главный редактор ФОРУМ. мск Анатолий Баранов.

— Директор школы может получать в десять раз больше рядового сотрудника, и никто ему не указ. А это, по сути, даже разные социальные группы, даже классы разные.

«СП»: — Самую большую зарплату получают в школах Чукотки, а самую маленькую — в Северной Осетии. Почему при таких прекрасных северных зарплатах, народ оттуда старается уехать, рождаемость низкая, а на нищем Северном Кавказе — самая высокая? В других сферах занятости показатели такие же? Учительская зарплата тут может являться общим показателем?

— На Севере жить тяжело, климат редко, кому подходит. А на Юге тепло, фрукты, хотя тоже подходит не всем. Посмотрите, как часто северяне переезжают на пенсию на юг, и через год-два-три уже несут на погост. Перемена климата порой и убивает. А коренное население размножается, у них ислам, родовые традиции: женщина — в первую очередь машина для продолжения рода. И климат позволяет растить детей на медные деньги, натуральное хозяйство, опять же в отпуск никуда ехать не нужно, все дома.

«СП»: — По словам эксперта РЭУ Плеханова, большой разрыв между средними заработными платами в России среди регионов был всегда, и дело не в надбавках, а в некоторых особенностях формирования заработной платы — учителя получают заработную плату из бюджета, и устанавливается она в обязательном порядке от величины МРОТ, которая варьируется в регионах за счет надбавок и коэффициентов". Так ли это? Что еще влияет на эти региональные различия?

— В советское время жители южных республик получали гораздо больше, но и расходы там побольше были. Теперь пообнищали. Что сказать? В СССР была единая тарифная сетка, поэтому разниц в разы в зарплатах не было. Сейчас, по существу, единого социально-экономического пространства нет. Так чему удивляться?

«СП»: —  Кроме того, по ее мнению, самый значимый момент уровня зарплаты учителей — указ президента РФ, по которому она должна быть не ниже средней по региону. Так ли это? А этот указ вообще выполняется?

—  Судя по всему, указ выполняется. Иначе северные учителя бы уже вымерли с голоду при тамошних ценах. Но ведь опять средние цифры — в среднем по госпиталю температура всегда нормальная.

«СП»: — Считается также, что у московских учителей и врачей такие высокие зарплаты потому что только здесь директорам и главврачам платят по полмиллиона и все они стараются устроить в московские заведения всю свою родню из регионов, идет настоящая война за бюджетное бабло. Так ли это? Насколько это влияет на переизбыток специалистов в столице и их нехватку в регионах? В каких еще профессиях это заметно?

— Проблема непотизма в системе образования, конечно, есть, как и везде. Но проблема, конечно, глубже — в социо-культурной деградации страны, и учителя тут на переднем крае.

«СП»: —  Егорова считает, что дисбаланс зарплат учителей по регионам, скорее всего, будет сохраняться и дальше, так как дотационные регионы крайне редко становятся донорскими. А как считаете вы? Будет ли как-то меняться ситуация?

— Поскольку нет никаких признаков изменения ситуации, то Егорова, видимо, права. А как иначе? Если человеку дается шанс присосаться к кормушке, то он понимает, что второго, скорее всего, не будет. Вот и вся глубинная мотивация.

— У меня нет основания не доверять этим цифрам, так как в противном случае придётся апеллировать к слухам и субъективным ощущениям, а выводы на их основании объективным не могут быть просто по определению, — подчеркивает политолог Иван Лизан.

— 40 тысяч- это средняя зарплата по России. Реальная зарплата указана в том же исследовании, где-то она больше, где-то меньше.

«СП»: — Это относится только к учителям? А с врачами и прочими бюджетниками такая же ситуация?

— С медработниками хуже просто потому, что часть младшего состава — тех самых санитарок — перевели в уборщицы с понижением в зарплатах и условиях труда. Так что в следующем году ситуацию с врачами будут исправлять.

«СП»: - Откуда, по-вашему, этот разрыв между средними заработными платами в России среди регионов? Дело только в разнице в МРОТ или еще в чем?

— Дело в уровне экономического развития региона, который влияет на размер МРОТ и иных коэффициентах. Понятное дело, что учитель на Крайнем Севере будет получать больше денег.

«СП»: - Кстати, в советское время многие ехали на Север за «длинным рублем». А сейчас что-то изменилось?

— Так и сейчас едут, но не врачи и не учителя. Едут электрики, газовщики, нефтяники, сварщики, т.е. вахтовики, которые обслуживают инфраструктуру для добычи углеводородов.

«СП»: — Почему высокие зарплаты в регионах Севера и Дальнего Востока не стимулируют людей? Напротив, оттуда продолжают уезжать… Как это исправить?

— Дело в том, что будь СССР капиталистической страной, вместо Норильска был бы посёлок для вахтовиков — в капиталистической экономике так выгоднее. С социализмом страна попрощалась, а жить на Крайнем Севере без развитой социал-демократии не очень приятно — мы же не Швеция или Норвегия. Поэтому люди с Крайнего Севера уезжают. Это объективно и закономерно. В конце концов, северные регионы Канады и США не очень заселены.

«СП»: - Как вообще ликвидировать этот дисбаланс в целом по стране? И нужно ли его ликвидировать?

— Поднимать уровень доходов и развивать экономику, что позволит повысить МРОТ. Иного выхода нет.

Источник ➝

Бывший глава Чувашии подал в суд на Путина

Михаил Игнатьев возглавлял регион 9,5 лет

Михаил Метцель / ТАСС

Бывший глава Чувашии Михаил Игнатьев подал иск в Верховный суд России. Он пытается оспорить указ президента Владимира Путина о досрочной отставке.

Ответчиком в иске указан президент. Заявление Игнатьева суд принял к производству 21 мая. Первое судебное заседание по делу назначено на 30 июня в 10.00. Дело будет рассматривать судья Вячеслав Кириллов. Больше подробностей в картотеке суда нет.

Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий Игнатьева 29 января.

Причиной такого решение стала утрата доверия. В этот же день врио главы региона был назначен депутат от «Справедливой России» Олег Николаев.

За день до отставки Игнатьева исключили из «Единой России» из-за неэтичного поведения. В середине января Игнатьев во время смотра аварийно-спасательной техники заставил одного из сотрудников регионального управления МЧС подпрыгивать на месте за ключами от новых автомобилей. Видео с инцидентом вызвало общественный резонанс. В региональном управлении МЧС поведение Игнатьева назвали «дружеской шуткой». В пресс-службе главы Чувашии утверждали, что Игнатьев поднял ключи высоко для того, чтобы их все могли увидеть. За несколько дней до этого инцидента экс-глава Чувашии на мероприятии в честь Дня печати нелестно отозвался о журналистах, критикующих власть и заявил, что их «надо мочить». Позже он извинился за высказывание.

Игнатьев был главой Чувашии с августа 2010 г. До этого в течение восьми лет он работал на посту министра сельского хозяйства региона.

Депутат Вера Ганзя: В развале здравоохранения виноват Путин

Коммунисты создают в Госдуме комиссию для поиска виновных в оптимизации медицины

На фото: член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Вера Ганзя

Развал российского здравоохранения, особенно его первичного звена, будет расследован, а виновные установлены. Об этом заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

По его словам, число коек для инфицированных больных сократилось в стране в 2,5 раза. Это стало следствием заниженного финансирования. Отечественная медицина получала 3,5% от ВВП, а ведущие страны направляли 7−8-9−10%.

«Все хотят свалить это на Минздрав. Это абсолютно не обосновано.

Потому что в бюджете, который принимала „Единая Россия“, который подписывали президент и представлял премьер на эти цели не выделено и половины средств», — обозначил политик круг подозреваемых.

Ранее Зюганов обратил внимание, что наиболее эффективно с эпидемиями боролись в советский период нашей истории. «Путину, я считаю, надо выбирать: или он с народом, или с этой публикой, умеющей только разрушать и провоцировать кризисы», — заявлял он в связи с этим «СП».

Кажется, президент начинает с этим соглашаться. Так, на днях во время дистанционного совещания с чиновниками он признал, что советскую систему развалить смогли, а советское здравоохранение до конца не удалось. Об этом даже пишут мировые СМИ.

По мнению члена комитета Госдумы по бюджету и налогам Веры Ганзи, ответить за развал медицины в стране должна вся вертикаль власти.

— Восстановить оптимизированное здравоохранение возможно. Потому что до конца ту систему все-таки не добили. Сохранились здания… Но самих инфекционных больниц практически не осталось.

«СП»: — Вот это поразительно, конечно…

— Инфекционных больных было немного, а здания нужно было содержать. И пошли по легкому варианту — оптимизировали их. Но теперь их можно восстановить или построить заново.

Сейчас из регионов приходит множество жалоб от тех, кто лечится от коронавируса в стационаре. Условия очень плохие. Не хватает врачей, средств защиты для них, не хватает лекарств, обещанные медикам выплаты тормозятся бюрократическими преградами и т. п. Медицинское образование столкнется с этими проблемами чуть позднее. Все, что делали со здравоохранением за многие годы нам аукнулось. Система в одночасье рухнула. Но к этому мы шли годами. Стало ясно, что авторы оптимизации не только заблуждались, но и действовали во вред народу и государству.

Чиновники, которые работали в районах и муниципалитетах, выполняли оптимизацию взяв под козырек. Почему? Потому что правительство ставило регионам условия предоставления финансовых средств. Оптимизация здравоохранения была условием этих трансфертов. Надо было отчитаться, сколько больниц закрыто, сколько средств сэкономили на врачах. Если эти цифры устраивали федеральный центр, тогда вопрос трансфертов рассматривался более благосклонно. Представляете какое издевательство?!


Мы еще годы назад поднимали тему оптимизации, били в колокола, предупреждали. Но нас не слушали. Только пару лет назад это условие исчезло из пакета документов для межбюджетных трансфертов.

«СП»: — Видимо, успели все оптимизировать…

— В регионах тоже не идиоты. Да, они видели, что убивали систему здравоохранения, но если они встали бы против оптимизации, то не получили бы трансферты. А у нас система межбюджетных отношений выстроена так, что все средства вытягиваются из региона наверх, а федеральный центр потом направляет средства обратно в соответствии со своей методикой.

Вот этой методикой и была оптимизация. Уверена, что те, кто ее добивался на федеральном уровне, шантажировал регионы должны ответить. Двадцать лет выстраивать вертикаль власти и не взять под контроль такое важное звено как медицину… Первый, с кого надо спросить за это — президент РФ — Владимир Владимирович Путин. Это он виноват! Потому что без ведома Кремля не делается ничего.

«СП»: — Да?

— Сейчас любой закон согласовывается в администрации президента. Один пример. Я поднимаю регулярно вопрос о никотиновых смесях. Еще в декабре приняли закон в первом чтении. Согласование тянется бесконечно и время тянет именно АП. И закон так и не приняли до сих пор. Дети как травились, так и будут травиться. Так с кого спросить по вертикали власти? Конечно, с президента.

Кроме того, есть министры — непосредственные исполнители. Они экономили деньги на здоровье граждан. И с них надо спросить и с председателя правительства на тот момент Дмитрия Медведева. Я ему задавала вопрос по поводу оптимизации здравоохранения, когда он приходил в Госдуму с отчетом. Я привела ему факты, что в медицине у нас все очень нехорошо. Помню это вызвало у него сильное раздражение.

Нельзя сказать, что белые и пушистые у нас и губернаторы. Если они видели, что разрушается система, то почему они не били в набат? Если бы все губернаторы вместе выступили и сказали, что так нельзя, что надо сохранить действующую с советских времен систему здравоохранения, не уничтожать ФАПы (фельдшерско-акушерский пункт — авт.) на селе, все было бы по-другому. А то мы ФАПы уничтожили, а теперь думаем как их восстанавливать.

«СП»: — Эдак скамьи подсудимых не хватит…

— Ну и конечно наше население, люди, которые приходят в больницу и не получают медпомощи, врачи, по которым это напрямую бьет эта оптимизация, и по зарплате, и по условиям труда, заставляют их заполнять тысячу бумаг, тоже не должны были соглашаться с этим. Пока не проснется гражданская позиция у населения, пока народ мощно не встанет и не потребует от правительства либо уйти в отставку, если не справляется, либо выполнить требование народа, до тех пор так и будет.

О том, как врачи спасают россиян от коронавируса в условиях оптимизированного здравоохранения нам рассказал пациент одного из госпиталей Екатеринбурга Иван Зуев.

— Сегодня на обходе врач сказал, что, мол, медицина в России есть, а вот здравоохранения почти не осталось. Медицина — это когда отдельного пациента за его деньги, часто огромные, могут избавить от той или иной болячки. А здравоохранение — это уметь вылечить 100 тысяч человек от пневмонии и сделать это качественно, чтобы они выписались здоровые и друг друга не перезаражали. Я, говорит наш врач, хороший уролог, но никакой инфекционист.

«СП»: — Почему уролог?

— Среди приходящих с обходом врачей пока вообще не было ни одного инфекциониста. Были хирург, уролог, терапевт, а остальных не спрашивали. Они все мобилизованы под эпидемию и меняются каждый день. В течение шести дней приходили каждый раз новые и только теперь стали повторно приходить. Это те врачи, которые согласились работать с ковидными пациентами. Ведь многие отказываются.

«СП»: — Да ладно?! А как же клятва Гиппократа?

— Я не знаю как именно это у врачей происходит, могу сказать про санитаров. Мы заметили, что у многих голоса довольно пожилых людей. За костюмами то их не видно. Оказалось, многие из них уже пенсионного возраста. Они и нам белье меняют, и полы моют, и еду носят. Разговорились. Выяснилось, что многие молодые написали отказ потому что они могут жить. Например, на зарплату супруга. А у пожилых пенсия 8 тысяч рублей. Вот они и идут. Причем, большинство медиков уже переболевшие.

«СП»: — Коек хватает?

— Мы лежим в госпитале ветеранов войн. Это изначально очень крутая больница. Его профиль: психоневрология. Врачи здесь отличные. Под ковидных пациентов выделили несколько сотен коек. В других больницах по разному. Всего в регионе 42 больницы, где лечат ковидных больных. Из них 11 больниц для тяжелых. Из них семь в Екатеринбурге. Но есть такие госпитали как наш, в которых лечат и средних и тяжелых, и легких.

Большая проблема, о которой мало говорят, в том, что койки занимаются ковидными пациентами надолго. Имея подозрение на коронавирус я лежу уже 10 дней — должны сделать три теста. А так до месяца.

«СП»: — Дооптимизировались…

— Врачи частенько роняют, что все благодарности за это надо слать Татьяне Голиковой (бывший министр здравоохранения, социальный вице-премьер — авт.). И за нехватку коек, и за то, что пенсионеры работают, жизнью рискуют… Всерьез рискуют! У нас рядом мужик лежит в палате — работающий пенсионер. Ему так плохо! Он буквально между реанимацией и кислородом. И никаких хронических болезней нет. Просто ковид и возраст. Врачи к нему ходят каждые полчаса.

Кстати, врачам надо отдать должное. При нехватки кадров они занимаются тяжелыми больными очень плотно и круглосуточно.

Картина дня

))}
Loading...
наверх