Свежие комментарии

  • Вера Попова (Афанасова)
    ВарварыВ Москве сносят с...
  • Игорь Петров
    Это как раз выходит. У нас на центральных улицах дома есть. Брезентом прикрыты на которых их фасад нарисован.. Ремон...В Москве сносят с...
  • Юрий Коломин
    Эти могут. Се.Ля.Ви.В Москве сносят с...

Медведев приказал зарплатам встать с колен

Премьер хочет увеличить долю оплаты труда в ВВП с 50% до 60%, чтобы спасти свое правительство

 

 

На фото: премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время заседания правительства РФ.
На фото: премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время заседания правительства РФ. (Фото: Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)
 
 

Премьер Дмитрий Медведев поручил Минэкономики, Минтруду и Росстату «проработать вопрос» об увеличении доли оплаты труда в структуре ВВП с 50% до 60%. Об этом говорится в перечне поручений по итогам отчета Медведева о работе правительства в Госдуме 17 апреля. Свои соображения — как сместить в пользу трудящихся соотношение зарплат наемных сотрудников и прибылей собственников — ведомства должны представить до 22 мая.

Еще в Госдуме премьер осторожно обсудил с депутатами вопрос о возможности роста доли оплаты труда в ВВП. Прежде эта тема вообще не поднималась. Между тем, для Белого дома рост доли оплаты труда в ВВП на 10% - политически крайне привлекательный лозунг.

По сути, это может стать новым — и очень выигрышным — направлением соцполитики. Которое по масштабу вполне сопоставимо с майскими указами Владимира Путина.

Вот как выглядит ситуация в цифрах Росстата:

— в 2018 году на оплату труда в структуре ВВП приходилось 46,4%, на налоги — 11,8%, на прибыль — 41,8%;

— в абсолютных ценах: из 103 трлн. руб. на оплату труда тратится 48 трлн.

руб.;

— динамика показателя с 1995 года показывает, что максимума в структуре ВВП доля оплаты труда достигла в 2009 году (52,6%), минимума — в 1999 году (40,1%);

— с 2016 года доля оплаты труда в структуре ВВП снижается: в 2016 году — 48%, в 2017-м — 47,6%).

Правда, далеко не факт, что это верная картина. Как указывает Международная организация труда в докладе о зарплатах в мире 2017 года, при нынешней методике расчета доля на оплату труда в ВВП включает налоги с фонда оплаты труда (ФОТ). Кроме того, она не учитывает сильное влияние на расчеты теневых доходов, стоимости, создаваемой в секторе госуправления, а также самозанятости — для России все эти пункты очень актуальны.

Это значит, что истинная динамика доли оплаты труда в ВВП и стоимости рабочей силы для работодателей может быть принципиально иной, чем в цифрах Росстата.

Так или иначе, по мнению экспертов, есть ряд способов увеличить ФОТ в ВВП.

Первый и самый простой — повысить социальные сборы с бизнеса и НДФЛ. Так делается, например, в Северной Европе.

Второй способ — повысить зарплаты в госсекторе. При низкой безработице такая мера автоматически подтягивает вверх и зарплаты в частном секторе.

Третий — сокращение доли «тени» в ВВП, что должно теоретически увеличивать долю в нем ФОТ.

Проблема только в одном. Соотношение доли оплаты труда и капитала во многом определяет корпоративные прибыли. А прибыли госкорпораций — это доходы лиц из ближайшего окружения Владимира Путина. То есть, вопрос здесь чисто политический, и это «священная корова» для правительства Медведева.

Поэтому, скорее всего, дело сведется к популистски перспективной дискуссии, с целью поднять рейтинг правительства. Который, напомним, из-за пенсионной реформы за год обвалился с 42% до 36%.

Что реально могло бы дать повышение ФОТ в ВВП до 60%?

— В 2009 году — когда, по Росстату, доля оплаты труда в структуре ВВП достигла максимума, — премьером был Путин, — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — В том году начался общемировой кризис, который докатился до Европы, и Путин решал проблему кризиса в российской экономике, увеличивая внутренний спрос. То есть, действовал примерно так же, как сейчас китайцы.

Для этого Путин повысил пенсии, и поднял ставку страховых взносов с 30% до 34%. В результате, кризис 2009 года был достаточно быстро преодолен. Увеличившиеся пенсии и зарплаты дали рост внутреннего спроса, и вытащили экономику РФ.

А вот в 2014 году премьер Медведев пошел по противоположному пути. Он не стал защищать интересы населения, и не стал повышать внутренний спрос, а сделал ставку на защиту интересов банков.

В 2014-м, под рассуждения о необходимости противостоять западным санкциям, Медведев провел антикризисную программу, в рамках которой банкам передали более 1 трлн. рублей.

И сейчас правительство проводит целый ряд мероприятий, которые повышают доходы бюджета и снижают его расходы. В их числе — повышение пенсионного возраста и повышение НДС.

Так вот, именно в результате всех этих мер в России наступила стагфляция — ситуация в экономике, при которой стагнация и рост безработицы сочетаются с ростом цен. Производство у нас растет очень медленно, и в то же время имеет место инфляция — и не такая уж низкая.

Замечу, нынешние 5% инфляции — это немало. В развитых странах Запада этот показатель меньше 2%, при том, что темпы роста у нас ниже.

И поскольку этой ситуации не видно конца и края, Медведеву начали задавать вопросы. В том числе, депутаты Госдумы. И вот — премьер начал давать ответы.

«СП»: — Как Медведев будет решать задачу повышения на 10% ФОТ в структуре ВВП?

— Честно — не знаю. Действительно, у кабмина нет прямых способов поднять доходы населения. Проще всего, я считаю, поднять доходы пенсионеров — а для этого поднять ставку социальных страховых взносов. Можно, кроме того, поднять социальные пособия.

Если говорить, с чего нужно начинать — сейчас очень небольшая безработица, и это самый подходящий момент, я считаю, для возрождения системы социального страхования занятости.

Потому что нельзя брать ни налоги, ни социально-страховые взносы, ни прибыль собирать, если нет работы. А чтобы обеспечить людей работой, им надо помочь в ее поиске, в переподготовке и переезде к новому месту работы.

Существующая система занятости эти задачи решать не может: она работает только внутри регионов, она неэффективна, и на ее помощь никто всерьез не рассчитывает. Ведь чтобы организовать переезд работника, скажем, из Воронежа на Дальний Востоке, нужны усилия — и потом, кто это будет финансировать?

Эту задачу не будут решать по отдельности ни воронежский центр занятости, ни владивостоксий. Ее нужно решать на уровне Федерации — и Медведев мог бы, в теории, этим заняться.

«СП»: — А как правительство решит на практике?

— Думаю, вопрос повышения доли ФОТ в ВВП кабмин решит чисто статистически. Например, с помощью учета доходов самозанятых. Напомню, правительство ввело налог на самозанятых в размере 4% от любого платежа частного лица, и 6% от любого платежа юрлица. Вот чиновники и будут теперь выводить самозанятых из тени, и рисовать на бумаге более высокую цифру доходов населения.

Но надо понимать: рисовать члены правительства могут что угодно. Но в реальности жить лучше не станет. Достаточно сказать, что у нас 80% владельцев малого бизнеса готовы продать свое дело при первой удобной возможности, а 50% специалистов в области IT готовы уехать за рубеж.

«СП»: — Можно ли сказать, что вопрос доли ФОТ в ВВП — политический: это вопрос баланса доходов госкорпораций и трудящихся?

— В России доля корпоративных доходов в ВВП приблизительно равна доли доходов населения. Но надо иметь в виду, что корпоративные доходы — это дивиденды, то есть, паразитическое потребление предметов роскоши, плюс инвестиции, то есть импорт средств производства, а также вывод капитала.

 

Так что изменение этого баланса — вопрос действительно политический.

— Медведев сейчас вынужден искать пути оптимизации своего имиджа, — считает декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Премьер после проведения пенсионной реформы де-факто подвергается обструкции в общественном мнении как проводник непопулярных социальных преобразований. Поэтому в его инициативе с повышением доли ФОТ в ВВП присутствует и пиаровский момент.

Действительно, идея выглядит красиво и оптимистично. На мой взгляд, ее стоило бы начать реализовывать раньше, не дожидаясь, когда гром грянет. Как мы видим, основные тяготы из-за санкционной политики Запада у нас несут простые граждане, а интересы бизнеса затрагиваются по минимуму. Более того, бизнесу многое позволяется.

Видимо, в условиях мобилизационного развития ситуации пришло время бизнес немного поджать с точки зрения социальной ответственности — увеличить на него социальную нагрузку.

Я очень хотел бы надеяться, что инициатива Медведева будет реализована. Другое дело, что сейчас лоббистские структуры бизнес-сообществ будут этому препятствовать, и попытаются инициативу выхолостить.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх