"Страну превращают в фирму, которая должна нести прибыль"

Хотя на прибыль уже можно отстроить новую страну

В Министерстве финансов РФ радостно подсчитали, что эффект от повышения ставки НДС с 2019 года в целом за несколько лет даст бюджету дополнительно свыше 2,5 трлн руб. Финансовые "закрома" Родины пополнятся еще из одного источника, наряду, например, с ценой отсечения доходов от продажи углеводородов и так называемого "налогового манёвра". Вопрос в том, как это отражается и отразится на российской экономике и сможет ли столь масштабное изъятие денег из неё дать хоть какой-нибудь положительный эффект?

Если говорить про НДС, то картина на первый взгляд выглядит действительно положительно. Бюджет до 2024 года в целом получит до 2,5 трлн руб. дополнительных доходов, бизнес и промышленность вроде бы приняли правила игра и уже приспособились играть по ним. Тем более что особого выхода и нет – все-таки администрирование и сбор налогов и платежей в Федеральной налоговой службе поставлены сегодня грамотно и собираемость растет от года к году.

"У меня один вопрос: а зачем? – с недоумением пишет доктор экономических наук Михаил Делягин. – Минфин РФ накопил на 1 октября в федеральном бюджете неиспользованных остатков 14 трлн руб. Это деньги, на которые можно построить новую страну. Эти деньги только копятся. И план накопления денег в этом году на 3 трлн будет перевыполнен. Возникает вопрос: куда вам ещё? Эти деньги не берутся из безвоздушного пространства, как, вероятно, думает господин Силуанов (первый заместитель главы Правительства – министр финансов Антон Силуанов, – прим.). Они вытаскиваются из экономики. И они обескровливают экономику, создавая искусственный денежный голод. Это деньги, которые могли создавать рабочие места, могли создавать зарплаты и могли создавать национальные богатства. При этом вывод этих денег из экономики разрушает эту экономику".

ПМЭФ-2019, Максим Орешкин, Антон Силуанов, Эльвира Набиуллина(2019)|Фото: Накануне.RU

Фото: Накануне.RU

 

Но повышение НДС и налоговый манёвр, это, так сказать, просто "вишенка на торте", если посмотреть на историю налоговых преобразований шире, скажем, за десять истекших лет, ситуация предстанет в совершенно ином свете. И говорим это не мы, говорится об этом в исследовании Института экономики роста им. П. А. Столыпина, которое было представлено специалистам и публике в октябре.

Как подсчитали авторы, за истекшую десятилетку с 2008 по 2018 годы налоговая нагрузка на несырьевой сектор увеличилась в 2,65 раза, на сырьевой сектор нагрузка увеличилась в 2,2 раза. Отсюда сокращение на 12% количества предприятий в несырьевом секторе экономики, отдельно подсчитано, что, например, фискальная нагрузка в торговом секторе выросла вообще в 4 раза (при сокращении субъектов бизнеса на 29%).

Несмотря на всю, извините, болтовню о необходимости строить высокотехнологичную экономику, развивать искусственный интеллект, цифровые практики и т.д., доминирующим в структуре ВВП остается добыча и продажа углеводородного сырья. Более того, эта доля в ВВП России только растет на протяжении ряда лет!

Как подсчитали "столыпинцы", в 2018 году доля сырьевого сектора в ВВП страны достигла 15,4%. Годом ранее – в 2017 – эта доля равнялась 12,9%, в 2016 году была еще ниже и составляла 11,4%.

Цифровая экономика, говорите? Повторимся, что все эти цифры приводят не какие-то закоренелые либералы и противники "режима", это исследование близкого к власти и вполне себе системного экономического института. Экономисты которого, по-видимому, просто честно делают свою работу…

В августе было представлено еще одно исследование, на этот раз от "Опоры России", согласно которому обозначился еще один негативный и тревожный тренд. Обозначился впервые с 2016 года, то есть с момента, когда экономика вроде как начала только-только "выползать" из финансовых потрясений 2014-2015 годов.

В 2018 году количество малых и средних предприятий (МСП) сократилось на 4%, до 5,7 млнсубъектов. Количество занятых в малом бизнесе также упало (согласно исследованию) – на 5%, до 15,2 млн человек. Понятно, что представленные цифры неоднозначны и не могут истолковываться прямолинейно – если упала доля, то люди, мол, стали безработными. Нет, просто часть из них ранее работала в "серых схемах", а стала работать совсем в "черных", и уже не учитывается никакой статистикой и не берется никакими исследованиями и опросами. Тренд, тем не менее, обозначен и задан. Президент "Опоры" Александр Калинин, кстати, ясно объяснил причины всех этих негативных явлений: наряду с падающими доходами населения и сокращением спроса, у МСП по-прежнему отсутствует доступ к кредитным ресурсам, плюс возрастает давление надзорно-контрольных органов на бизнес. Вопреки всем пожеланиям и заявлениям, количество разного рода проверок не сокращается, а лишь увеличивается, отсюда и подобная статистика.

 

 

Сильным ударом по небольшому бизнесу была отмена процедуры единого налога на вмененный доход (ЕНВД), небольшие предприятия массово стали закрываться, либо искать новые формы взаимоотношений с государством и особенно с Налоговой службой. Как один из кейсов – сокращение штатов, вывод сотрудников за штат, оформление сотрудников как "индивидуальных предпринимателей" и т.д.

Картина входит в разительное противоречие с заявленными целями нацпроекта по развитию МСП до 2024 года. Напомним только некоторые индикативные показатели нацпроекта, например, доля произведенной "малышами" продукции в общем ВВП должна достигнуть 32,5%. Доля занятых в МСП вообще должна составить запредельные 25 млн человек, это более чем треть от всего трудоспособного населения России на сегодняшний день. На нацпроект по поддержке и развитию малого и среднего бизнеса запланировано потратить рекордные 481,5 млрд руб.

Ситуация повторяет то, о чем было сказано выше – деньги есть, цели и задачи поставлены, но как все будет реализовано на практике и каких результатов в итоге смогут добиться кураторы нацпроекта – большой вопрос. Практика последних лет свидетельствует скорее об отрицательных показателях, вместо развития наблюдается деградация взаимоотношений между государством и бизнесом, последний предпочитает все дальше уходить в абсолютную "тень".

"Неолиберальный клан в Правительстве ведет совершенно деструктивную политику в экономике, политику, которая сконцентрирована на интересе финансового сектора, – комментирует Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества. – Если говорить совсем просто, то страна и её экономика рассматривается как некая фирма. Фирма даёт прибыль? Даёт, есть профицит бюджета, остатки на счетах, деньги в кубышке национальных фондов и т.д. Значит, по их логике, все хорошо! Но государство – это не фирма, целью работы которой является извлечение прибыли, у государства совсем другие задачи и цели".

Собеседник указывает, что в классических учебниках капиталистической экономики повышение ставки НДС вообще-то направлено на сдерживание экономики, эта мера часто используется как защита от кризисов перепроизводства. Кто-нибудь видит в современной России угрозу кризиса перепроизводства?

"Проблема в том, что государство в лице Налоговой службы, в лице Минфина продолжает изымать у населения, точнее у домохозяйств, огромные деньги. До 60% дохода домохозяйств уходит на налоги, разного рода платежи и т.д. Это и НДС, это и налоги на автомобили, капремонты и прочее, и прочее. О каком росте потребления, спроса можно говорить в такой ситуации? В то же время нет никакого необлагаемого минимума на полученный доход, который бы не изымался. Те же самозанятые, у которых доходы низки и как правило и нестабильны, налоговики все равно пытаются с них получить деньги. Кого это может радовать?" – продолжает Колташов.

По словам эксперта, тот самый "неолиберальный клан" в Правительстве, выразителем которого сегодня является Силуанов, а до него был нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин, тормозит и пытается торпедировать любое развитие. Включая даже обозначенные президентом национальные проекты.

На днях прошел Госсовет в Калининградской области, о печальных итогах "оптимизации" медицины первичного уровня в России мы рассказывали. Оптимизация вылилась в настоящий погром, результаты не могут скрыть уже даже самые смелые оптимисты во властных структурах. Но то же самое, может быть, не так заметно, происходит в других сферах, от образования до науки – расходы на эти цели (доля в бюджете) как правило сокращаются, при этом высшие чиновники годами продолжают говорить о необходимости подготовки кадров, о возвращении уехавших за границу специалистов, о развитии цифровых платформ и т.д. и т.п.

Наверное, очень неслучайно в последнее время в самом Правительстве и на других уровнях все чаще и чаще звучит критика действий высших должностных лиц. То тот же Кудрин заявляет о том, что не верит в исполнение нацпроектов и тем более не верит в прогнозируемый эффект, к нему периодически присоединяется глава "Сбербанка" и еще один записной либерал Герман Греф.

Результат, как водится, налицо: в октябре Всемирный банк выдал очередной прогноз по росту российской экономики в 2019 году, теперь специалисты ВБ дают оценку на уровне 1% в годовом исчислении. При этом в текущем году ВБ ухудшал прогноз по росту… четыре раза!

Эти данные в целом совпадают с последними оценками Минэкономразвития и главы ведомстваМаксима Орешкина, который называл цифру роста по итогам года на уровне в 1,3%. Но что интересно, дальше у Орешкина случился приступ оптимизма, он прогнозирует темпы роста экономики в 2020 году на уровне в 1,7% и до 3,1% – 3,2% в 2021-2022 годы.

Видимо, сто раз прав экономист Делягин и другие эксперты – на сегодня уже накопленные государством деньги можно построить новую страну. Но в Правительстве упорно продолжают спорить о полпроценте экономического роста и о снижении ставки рефинансирования до конца года на 0,5 базисных пунктов, других задач на сегодняшний день, очевидно, нет…

Источник ➝

Бывший глава Чувашии подал в суд на Путина

Михаил Игнатьев возглавлял регион 9,5 лет

Михаил Метцель / ТАСС

Бывший глава Чувашии Михаил Игнатьев подал иск в Верховный суд России. Он пытается оспорить указ президента Владимира Путина о досрочной отставке.

Ответчиком в иске указан президент. Заявление Игнатьева суд принял к производству 21 мая. Первое судебное заседание по делу назначено на 30 июня в 10.00. Дело будет рассматривать судья Вячеслав Кириллов. Больше подробностей в картотеке суда нет.

Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий Игнатьева 29 января.

Причиной такого решение стала утрата доверия. В этот же день врио главы региона был назначен депутат от «Справедливой России» Олег Николаев.

За день до отставки Игнатьева исключили из «Единой России» из-за неэтичного поведения. В середине января Игнатьев во время смотра аварийно-спасательной техники заставил одного из сотрудников регионального управления МЧС подпрыгивать на месте за ключами от новых автомобилей. Видео с инцидентом вызвало общественный резонанс. В региональном управлении МЧС поведение Игнатьева назвали «дружеской шуткой». В пресс-службе главы Чувашии утверждали, что Игнатьев поднял ключи высоко для того, чтобы их все могли увидеть. За несколько дней до этого инцидента экс-глава Чувашии на мероприятии в честь Дня печати нелестно отозвался о журналистах, критикующих власть и заявил, что их «надо мочить». Позже он извинился за высказывание.

Игнатьев был главой Чувашии с августа 2010 г. До этого в течение восьми лет он работал на посту министра сельского хозяйства региона.

Депутат Вера Ганзя: В развале здравоохранения виноват Путин

Коммунисты создают в Госдуме комиссию для поиска виновных в оптимизации медицины

На фото: член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Вера Ганзя

Развал российского здравоохранения, особенно его первичного звена, будет расследован, а виновные установлены. Об этом заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

По его словам, число коек для инфицированных больных сократилось в стране в 2,5 раза. Это стало следствием заниженного финансирования. Отечественная медицина получала 3,5% от ВВП, а ведущие страны направляли 7−8-9−10%.

«Все хотят свалить это на Минздрав. Это абсолютно не обосновано.

Потому что в бюджете, который принимала „Единая Россия“, который подписывали президент и представлял премьер на эти цели не выделено и половины средств», — обозначил политик круг подозреваемых.

Ранее Зюганов обратил внимание, что наиболее эффективно с эпидемиями боролись в советский период нашей истории. «Путину, я считаю, надо выбирать: или он с народом, или с этой публикой, умеющей только разрушать и провоцировать кризисы», — заявлял он в связи с этим «СП».

Кажется, президент начинает с этим соглашаться. Так, на днях во время дистанционного совещания с чиновниками он признал, что советскую систему развалить смогли, а советское здравоохранение до конца не удалось. Об этом даже пишут мировые СМИ.

По мнению члена комитета Госдумы по бюджету и налогам Веры Ганзи, ответить за развал медицины в стране должна вся вертикаль власти.

— Восстановить оптимизированное здравоохранение возможно. Потому что до конца ту систему все-таки не добили. Сохранились здания… Но самих инфекционных больниц практически не осталось.

«СП»: — Вот это поразительно, конечно…

— Инфекционных больных было немного, а здания нужно было содержать. И пошли по легкому варианту — оптимизировали их. Но теперь их можно восстановить или построить заново.

Сейчас из регионов приходит множество жалоб от тех, кто лечится от коронавируса в стационаре. Условия очень плохие. Не хватает врачей, средств защиты для них, не хватает лекарств, обещанные медикам выплаты тормозятся бюрократическими преградами и т. п. Медицинское образование столкнется с этими проблемами чуть позднее. Все, что делали со здравоохранением за многие годы нам аукнулось. Система в одночасье рухнула. Но к этому мы шли годами. Стало ясно, что авторы оптимизации не только заблуждались, но и действовали во вред народу и государству.

Чиновники, которые работали в районах и муниципалитетах, выполняли оптимизацию взяв под козырек. Почему? Потому что правительство ставило регионам условия предоставления финансовых средств. Оптимизация здравоохранения была условием этих трансфертов. Надо было отчитаться, сколько больниц закрыто, сколько средств сэкономили на врачах. Если эти цифры устраивали федеральный центр, тогда вопрос трансфертов рассматривался более благосклонно. Представляете какое издевательство?!


Мы еще годы назад поднимали тему оптимизации, били в колокола, предупреждали. Но нас не слушали. Только пару лет назад это условие исчезло из пакета документов для межбюджетных трансфертов.

«СП»: — Видимо, успели все оптимизировать…

— В регионах тоже не идиоты. Да, они видели, что убивали систему здравоохранения, но если они встали бы против оптимизации, то не получили бы трансферты. А у нас система межбюджетных отношений выстроена так, что все средства вытягиваются из региона наверх, а федеральный центр потом направляет средства обратно в соответствии со своей методикой.

Вот этой методикой и была оптимизация. Уверена, что те, кто ее добивался на федеральном уровне, шантажировал регионы должны ответить. Двадцать лет выстраивать вертикаль власти и не взять под контроль такое важное звено как медицину… Первый, с кого надо спросить за это — президент РФ — Владимир Владимирович Путин. Это он виноват! Потому что без ведома Кремля не делается ничего.

«СП»: — Да?

— Сейчас любой закон согласовывается в администрации президента. Один пример. Я поднимаю регулярно вопрос о никотиновых смесях. Еще в декабре приняли закон в первом чтении. Согласование тянется бесконечно и время тянет именно АП. И закон так и не приняли до сих пор. Дети как травились, так и будут травиться. Так с кого спросить по вертикали власти? Конечно, с президента.

Кроме того, есть министры — непосредственные исполнители. Они экономили деньги на здоровье граждан. И с них надо спросить и с председателя правительства на тот момент Дмитрия Медведева. Я ему задавала вопрос по поводу оптимизации здравоохранения, когда он приходил в Госдуму с отчетом. Я привела ему факты, что в медицине у нас все очень нехорошо. Помню это вызвало у него сильное раздражение.

Нельзя сказать, что белые и пушистые у нас и губернаторы. Если они видели, что разрушается система, то почему они не били в набат? Если бы все губернаторы вместе выступили и сказали, что так нельзя, что надо сохранить действующую с советских времен систему здравоохранения, не уничтожать ФАПы (фельдшерско-акушерский пункт — авт.) на селе, все было бы по-другому. А то мы ФАПы уничтожили, а теперь думаем как их восстанавливать.

«СП»: — Эдак скамьи подсудимых не хватит…

— Ну и конечно наше население, люди, которые приходят в больницу и не получают медпомощи, врачи, по которым это напрямую бьет эта оптимизация, и по зарплате, и по условиям труда, заставляют их заполнять тысячу бумаг, тоже не должны были соглашаться с этим. Пока не проснется гражданская позиция у населения, пока народ мощно не встанет и не потребует от правительства либо уйти в отставку, если не справляется, либо выполнить требование народа, до тех пор так и будет.

О том, как врачи спасают россиян от коронавируса в условиях оптимизированного здравоохранения нам рассказал пациент одного из госпиталей Екатеринбурга Иван Зуев.

— Сегодня на обходе врач сказал, что, мол, медицина в России есть, а вот здравоохранения почти не осталось. Медицина — это когда отдельного пациента за его деньги, часто огромные, могут избавить от той или иной болячки. А здравоохранение — это уметь вылечить 100 тысяч человек от пневмонии и сделать это качественно, чтобы они выписались здоровые и друг друга не перезаражали. Я, говорит наш врач, хороший уролог, но никакой инфекционист.

«СП»: — Почему уролог?

— Среди приходящих с обходом врачей пока вообще не было ни одного инфекциониста. Были хирург, уролог, терапевт, а остальных не спрашивали. Они все мобилизованы под эпидемию и меняются каждый день. В течение шести дней приходили каждый раз новые и только теперь стали повторно приходить. Это те врачи, которые согласились работать с ковидными пациентами. Ведь многие отказываются.

«СП»: — Да ладно?! А как же клятва Гиппократа?

— Я не знаю как именно это у врачей происходит, могу сказать про санитаров. Мы заметили, что у многих голоса довольно пожилых людей. За костюмами то их не видно. Оказалось, многие из них уже пенсионного возраста. Они и нам белье меняют, и полы моют, и еду носят. Разговорились. Выяснилось, что многие молодые написали отказ потому что они могут жить. Например, на зарплату супруга. А у пожилых пенсия 8 тысяч рублей. Вот они и идут. Причем, большинство медиков уже переболевшие.

«СП»: — Коек хватает?

— Мы лежим в госпитале ветеранов войн. Это изначально очень крутая больница. Его профиль: психоневрология. Врачи здесь отличные. Под ковидных пациентов выделили несколько сотен коек. В других больницах по разному. Всего в регионе 42 больницы, где лечат ковидных больных. Из них 11 больниц для тяжелых. Из них семь в Екатеринбурге. Но есть такие госпитали как наш, в которых лечат и средних и тяжелых, и легких.

Большая проблема, о которой мало говорят, в том, что койки занимаются ковидными пациентами надолго. Имея подозрение на коронавирус я лежу уже 10 дней — должны сделать три теста. А так до месяца.

«СП»: — Дооптимизировались…

— Врачи частенько роняют, что все благодарности за это надо слать Татьяне Голиковой (бывший министр здравоохранения, социальный вице-премьер — авт.). И за нехватку коек, и за то, что пенсионеры работают, жизнью рискуют… Всерьез рискуют! У нас рядом мужик лежит в палате — работающий пенсионер. Ему так плохо! Он буквально между реанимацией и кислородом. И никаких хронических болезней нет. Просто ковид и возраст. Врачи к нему ходят каждые полчаса.

Кстати, врачам надо отдать должное. При нехватки кадров они занимаются тяжелыми больными очень плотно и круглосуточно.

Картина дня

))}
Loading...
наверх