Советы от «Первого канала». Что творят наши лощеные господа из зомбоящика

 
 
Может, и не пять слов, но не сказать о том, что творят наши лощеные господа из зомбоящика – это себя не уважить. Тем более что господа ежедневно делают свое черное дело и обрабатывают мозги наиболее нестойких товарищей из числа электората.

И все бы ничего, если бы не последний выверт.
 

Понятно, что телевизионные – такие же подневольные холопы, как и мы. Что им прикажут, то они и славят. Говоря языком ТОЙ России – крепостные, но в барском театре. То есть обязанностей поменьше, а к барину ближе да сытее.


Но если барин сказал славить – вот тут не смолчишь.

О том, что нас учат патриотизму с телеэкранов в основном граждане иных государств, да более того, недружественных, об этом мы поговорим отдельно.

А вот когда начинают нам рассказывать о том, как экономно прожить в столь нелегкие времена – это тема на сегодня.

Ну умиляет «Первый канал», умиляет. 

Маркетолога даже пригласили. Маркетолог Максим, правда, шарящий, но советы, скажем так… жизненные, но для тех, кто как бы помягче так сказать, не совсем все понимает. Или только что из пустыни с бедуинами переехал и супермаркета в глаза не видывал. Или отклонения небольшие…

Такая странная Россия. За лайфхаками от «Первого канала»


А уж деревянные небьющиеся игрушки (елочные) – это вообще жесть.

Как вообще понять такое? Как намек, что дальше будет еще хуже? Да понятно, что будет, вот тут уж точно понятно.

Однако господам во власти надо работать именно над тем, чтобы такое не случилось, их всех именно для этого на должностях и содержат.

Но нет, в России сегодня все наоборот. Кто попал в обойму, у того жизнь удалась. И он уже имеет право свысока поплевывать вниз. О чем, собственно, был уже не один материал.

А вот кому не хватило теплых местечек – тем хуже.

Но ведь есть наше телевидение, которое расскажет, как правильно сэкономить. Чтобы не сдохнуть раньше времени и дожить до пенсии. 

Ну или хотя бы попытаться.

Пенсионерка Елизавета Митрофановна из Краснодара старается лишний раз не кипятить чайник на газовой плите, а кипятит с утра чайник и заливает в термос. Типа на весь день хватает.

Овощи леди покупает мешками на оптовом рынке. Ведущий уверяет, что таким путем можно сэкономить до тысячи рублей в месяц.

Ах, да, ну конечно еще и новейший лайф-хак с макарошками!

Валерий Пузанов из Владимира, еще один «герой», экономит на воде, «умываясь по-английски» — затыкая пробкой слив в раковине и используя для своих нужд «ровно столько, сколько нужно». 

Валерий тратит всего по полтора кубометра в месяц — «в пять раз меньше, чем без пробки». В магазин мужчина ходит «со своими пакетами», а на свет, «бывает, вообще не тратит — зажигает свечи».

Я еще от себя подкину идеек. Мне можно, так что вполне потянет.

Валерию можно порекомендовать весь день не смывать в туалете. Один раз — на ночь, например. Или утром, перед уходом. Очень экономно. Или, как вариант, бегать в ближайший парк или лес. Ну это уже у кого как получится. Главное — дверь герметичную поставить.

И мыться можно из баклажки, водой, взятой из термоса. Один раз в неделю. А что, в Украине вон год без горячей воды жили, и ничего. Не вымерли. Воняло слегка, а так-то вполне.

Стоит еще вспомнить и хрущевские холодильники. Оконные. Не те, которые делались под окнами, а ящики, которые вставлялись вместо форточки.







И вообще, в нашей стране во многих регионах можно и без холодильника жить. У коллеги Ставера уже месяц как снег лежит и далеко за минус десять. А он, транжира такой, киловатты мотает холодильником.

И ни в коем случае не стоит выбрасывать старые рубашки и футболки. Их можно использовать как материал для портянок. А пара портянок позволит сэкономить три пары носков.

Ну и да, конечно, лучше вместо электричества жечь свечи. Интимно и экономно. А кому свечи дорого – лучины можно нащепать. 

И все в таком духе.

В целом стоит заметить, что господа с «Первого» окончательно и бесповоротно записали все население страны в нищеброды. Если не окончательные, то потенциальные. С чем нас и поздравляем!

Тут, кстати, вовремя вспомнить ту чиновницу, которая рыкала на всех не желающих жить на макарошках, что в войну люди вообще без потребительской корзины выживали.

Не совсем, правда, понятно, кто и с кем воюет. 

Мне так кажется, что войну объявили власть имущие всему народонаселению страны. Холопам своим. Ибо не холопское это дело с гелями да шампунями мыться раз в день. Одного раза в неделю достаточно. И есть, кстати, три раза в день совсем не обязательно. Неэкономно это, и нагрузка на канализацию возрастает.

Но, как мне кажется, не совсем справедливо такое разделение, когда одни дают другим такие советики. Причем те, кто покупает квартирки в Лондоне и на Мальте, начинают рассказывать, как правильно экономить на всем.

Ибо, увы, но факт, кто обладает красивыми элитными домами и дорогими авто, ничего не экономили и не будут этого делать и впредь.

А что делать тем, кто не желает так экономить? Кто хочет просто по-человечески жить? Им что делать?

Следовать «мудрым» советам из телевизора от «Первого канала» или искать, как такие проблемы решались исторически? 

Да, наши баре-бояре окончательно и бесповоротно заелись. И чем дальше мы идем, тем ярче это будет проявляться.

Просто напомню, что «Первый канал» — это государственный канал. Голос нашей страны, так сказать. Это не я так думаю, это список акционеров дает мне возможность так говорить.

А кто у нас владеет голосом страны?

Росимущество — 38,9%.
ФГУП «ИТАР-ТАСС» — 9,1%.
ФГУП «ТТЦ «Останкино» — 3,0%.
(Итого 51 %, действительно, контрольный пакет у государства.)
ООО «РастрКом-2002» («Национальная медиа группа») Юрия Ковальчука — 25%.
ООО «ОРТ-КБ» Романа Абрамовича — 24%.

Просто делаем выводы, кто нам советует не тратить лишнего и экономить на всем.
Источник ➝

Тень его ходит над страной, скрипят его старые сапоги под ухом задремавших капиталистов, заставляя тех жалобно вскрикивать во сне

Писатель Сергей Лукьяненко, о тех, на кого нет Сталина

 

Я бы не хотел жить в тридцатые годы. И Сталин тут ни при чём — меня больше смущают низкооборотные бормашины и отсутствие туалетной бумаги.

Впрочем, при Сталине я бы тоже не хотел жить. Как и подавляющее большинство населения, пусть даже и бормочущее каждый день — «Сталина на вас нет…»

Сталин — это не для жизни, это для выживания. И как правило даже не для своего. Сталин — это по колено в ледяной каше укладывать рельсы. Сталин — это штурвал от себя и горящий самолёт во вражеский эшелон.

Сталин — это всё для фронта, всё для победы, когда дома дети ходят с синими от голода губами.

Сталин — это адреналин, выплеснувшийся в умирающий организм. И окровавленный труп встаёт, сплёвывает сквозь пеньки выбитых зубов кровавую юшку и поднимает бревно как дубину. И перестают кровоточить раны, и приходит новая сила, и губы шепчут «ну, кто следующий»?

Но на адреналине нельзя жить годами и десятилетиями. Люди к этому не приспособлены. Они вообще очень плохо приспособлены к мысли «нам нечего терять» и «лучше умереть молодым».

И когда человек шепчет, глядя в телеэкран с ржущими дегенератами или яхтами олигархов «Сталина на вас нет» — он вовсе не мечтает сам ехать в теплушке на стройки века или брать в руки винтовку. Он всего лишь приближается к мысли, что готов в бараке — но с этими. Потому что его достали олигархат и чиновничество, а их Сталин не любил куда больше, чем его — рядовой винтик в государственном механизме.

Потому Сталин, который умер жизнь назад, который был мгновенно проклят, оплёван и предан, остаётся живее всех живых. Тень его ходит неспешно над страной, скрипят его старые сапоги под ухом задремавших капиталистов, заставляя тех жалобно вскрикивать во сне и подёргивать ручонками — будто полируя обувь Хозяина. Протёртая шинель Сталина, отобранная когда-то в Питере у жалкого чиновника Акакия Акакиевича, шуршит своими полами о высокие заборы рублевских вилл и красные, будто кровь, кремлёвские стены. Пахнет шинель землёй обетованной — не той, что была обещана народу Израилеву и благоухает мёдом и молоком, а другой землёй, обетованной всем нам, пахнущей сыростью и вечностью, и от этого запаха морщатся лица успешных бизнесменов и высоких чиновников, боящихся даже думать о смерти. Трубка Сталина плывёт над руинами заводов, над обвалившимися трубами — и идёт из ней в небеса жирный чёрный дым, и сыпется на землю лёгкий серый пепел — и там, куда он падает, вздрагивают сломанные разворованные станки, испускают слабый гудок паровозы, дрожат на ветру обрывки колючей проволоки. Любовь Сталина тянется за ним как шлейф — страшная, чёрная, кровавая, но любовь, а не презрение или ненависть, и кто вдыхает её — начинает выть от тоски и бессилия.

И пока не умолкнут те, кто ненавидит «эту страну», которую Сталин любил, пока не прекратят оглуплять народ, который Сталин любил, пока не прекратят воровать и жрать в три горла — чего Сталин не любил, тень его будет бродить над страной. И однажды она почувствует под собой тело, чьё сердце способно её вместить и вынести. Войдёт в него — и скрюченная рука откроет чёрно-зелёную пачку «Герцеговины Флор»…

Я бы не хотел жить при Сталине. Надеюсь, что и вы тоже. Но это зависит не от меня и не от вас. А от тех, Сталина на кого нет.

Популярное в

))}
Loading...
наверх