Последние комментарии

  • Леонид Буравлев
    Из талантов в России остались одно 70-ти летние бабки?Голод - не тётка. София Ротару вновь начнет зарабатывать в России
  • Виктор Муравьёв
    Хрен вас поймёт, старушка! То "а вы смотрите Лобуду", то "слушайте кого хотите".  Вы пишете совершенно незнакомому ва...Голод - не тётка. София Ротару вновь начнет зарабатывать в России
  • Агрофена Иванова
    наши политологи и укры тоже - в полит -шоу чёрти -чего лепят против России по ценнтральным каналам- уши вянут- на это...Голод - не тётка. София Ротару вновь начнет зарабатывать в России

Ленид Гозман раскритиковал Россию за "готовность повторить"

«Можем повторить» против «никогда больше» — послесловие к дню скорби

Все, к чему прикасался царь Мидас, превращалось в золото. Все, к чему наша власть – в  лицемерие.

Семьдесят пять лет назад начался отсчет одного из самых страшных периодов нашей истории – Войны. Власть, поставившая Победу в центр государство-образующего мифа, не может пройти мимо этой даты.

Но три поколения спустя люди, даже и понимая, какие страдания выпали на долю их предков и какой героизм они проявили, не могут испытывать по этому поводу сильных эмоций. От большей части организованных в этот день начальством акций остается чувство неловкости.

Но то, как отмечался этот день, позволяет кое-что понять. 
Во-первых, доминировавшее 22 июня «никогда больше» звучит много тише, чем «можем повторить». Тогда людей не жалели, сейчас тоже. Преемственность, скрепы.

Во-вторых, и это, конечно, тоже связано с презрением к человеческой жизни, причины чудовищных потерь не анализируются. Даже в военных академиях, изучая войну, не ставят вопроса о том, как можно было провести конкретную операцию, да и войну, в целом, с меньшими потерями? Мы знаем маршалов, бравших города. Мы не знаем, у кого из них меньше погибало людей? Сбережение жизни своего солдата так и не стало приоритетом.


В-третьих, не анализируются политические причины трагедии. Официальная точка зрения – мы были во всем правы, ошибок не было, во всем виноваты Гитлер и Запад. Но если ошибки (преступления) того периода не осознаны и не признаны, они повторятся.

В-четвертых, в сегодняшних проблемах обвиняются исключительно наши соседи по планете. Понятно, когда такую позицию занимает государство, но тема нашего собственного вклада в рост напряженности в Европе и в мире и, соответственно, в повышение риска новой войны, абсолютно закрыта и в большинстве дискуссий. Это значит, что общество, ограничиваясь проклятиями в адрес Обамы и требованиями к руководству ЕС, США и НАТО (вряд ли они обратят на них внимание), не формулирует никаких запросов к властям своей страны, с готовностью принимая любые авантюры. Может быть, за этим — понимание того, что шансов быть услышанным собственным правительством еще меньше, чем американским? Или, все-таки, готовность повторить? 
Как и в Германии несколько десятилетий назад, у нас разыгрывается карта национального унижения. Как и немцы тогда, мы говорим о нашей непохожести на других, особом пути и, разумеется, нашем духовном превосходстве. Как и они, мы верим, что против нас весь мир. Это все — прямой путь к тому, чтобы добавить к тем десяткам миллионов жертв, по которым государство, якобы, скорбит сегодня, новые десятки и сотни. 
По словам военных экспертов мы с НАТО приблизились друг к другу на расстояние танковой атаки. Я не знаю, что это значит, но от этого бросает в дрожь. В таких случаях надо попытаться понять, ради чего мы идем на риск войны?

Чего хотят от нас, примерно, ясно. Не шантажировать нефтью, не влезать в Европу ни вежливыми человечками, ни через друзей типа Марин Ле Пен, отстать от Украины и т.д. Не желая повторения того, что случилось в 1941, я считаю, что мы должны все это выполнить. Да, это и в наших интересах. 
Но чего хотим мы, что должен дать нам Запад, чтобы мы, наконец, опустили винтовку? Полагаю, на Западе над этим сейчас думают многие. Но дать это трудно, потому что мы хотим не просто власти над своей частью планеты – это бы они, может, и дали. Мы хотим другого — уважения и любви. Но с чего им взяться? Мы не вызываем зависти к тому, как живем, мы не вызываем чувства благодарности за оказываемую нами помощь, из благополучных стран к нам не едут лечиться, никто не хочет быть похожими на нас. У нас нет адекватных инструментов для завоевания уважения и любви. Поэтому мы и требуем уважения танками, любви – угрожая ножом.

Но добиться так можно только страха и ненависти. И новой войны.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх