Кристина Орбакайте в Киеве: эти мосты нам пригодятся, мы по ним вернёмся

Российская власть всё время повторяет: наши украинские партнёры, братский народ Украины.

И в сущности она права. Народ – братский, партнёры там тоже имеются.

Разве что под Дебальцево идут уже четвёртый день (а верней – вторую зиму подряд) бои, там снова котлы и десятки «двухсотых», но это понемногу стало привычный картиной. В Москве потепление, в Якутске похолодание, в Астрахани дождь, в Крыму мост, под Дебальцево бои. Роман Алексея Толстого, превратившийся в роман Пелевина. Люди вот только живые, настоящие, а не литературные.

И гробы деревянные.

Иногда, в минуту подобных размышлений, я случайно, словно бы нехотя захожу посмотреть гастрольные расписания российских артистов, например в Киеве или в Одессе.

Сейчас в Киеве, если верить афишам, запланированы концерты Кристины Орбакайте и Александра Малинина.

Несмотря на то, что никто из этих артистов не сподобился за три года приехать с концертами в Донецк или Луганск, можно только приветствовать их культурно-просветительскую деятельность.

Потому что если «братский народ» и «партнёры» – как же не петь теперь, как же не танцевать в рамках «братского» и «культурного» обмена.

 

Выглядит, правда, это всегда каким-то особенным образом.

Скажем, если к нам едет группа «Бумбокс» – все здесь осознают, что эти отличные ребята приехали сюда с фигой в кармане, и в целом перед нами концерт в поддержку «братского народа» и «партнёра» на территории не скажу «врага», но кого-то наподобие.

А вот если туда едет группа – какая там? – к примеру «Машина времени», тут же приходит на ум, что эти взрослые отличные ребята поехали на Украину с очень заметной фигой в кармане, и концерт проводится в поддержку «братского народа» и «партнёра» – против его не скажу «врага», но кого-то наподобие.

Играют две стороны, но в одни ворота. Причём в этих воротах даже вратаря, кажется, нет.

Есть и другой забавный момент в этой истории.

Самые любимые «украинские» артисты последних двух лет – вышеупомянутый Андрей Вадимович, Борис Борисович, Миша из «Гражданина Поэта», Дмитрий Львович, другой Миша из «Телевизора», Верочка и ещё несколько девчонок, кроме всего прочего, создают в душах братских слушателей своеобразный стабилизирующий эффект.

Мы понимаем, что пока человека не утащили в ад, сердце его мечется и пребывает в смятении.

Вот, скажем, живёт на братской Украине человек – и нет-нет да задумается: а, может, всё-таки зря мы привели к власти людей, которые, судя по всему, имеют отношение к расстрелу Небесной сотни. Может, зря мы построили посреди Харькова тюрьму для инакомыслящих, снесли три сотни памятников, развесили Бандеру и Шухевича по всем школам, пожгли людей в Одессе, застрелили Бузину и расстреляли восемь тысяч человек в Донбассе, включая две с лишним сотни детей?

И человеку муторно, человеку нехорошо.

Но тут вдруг является ласковый, улыбчивый артист из России и всем своим видом говорит: нет-нет, это всё не так: убийцы и насильники, милитаристы и людоеды – они все в Москве и в Донецке, а ты, брат мой, добрый, хороший, ты милосердный, тебя все обижают, но на самом деле ты прав.

И я нисколько не утрирую: даже не проводя отдельных социологических исследований, я встречал не в десятках, а в сотнях блогов рассуждения на тему, что «лучшие люди России за нас» – а тех, кто не за нас, мы внесём в санкционный список, всячески обзовём, унизим, запретим, отменим и потребуем зачистить.

 

Однако огорчаться из-за всего этого не стоит.

Потому что российские артисты, что бы ни творилось у них в головах, или чем там они думают, выполняют великую благую функцию.

Ни для кого не секрет, что Украина находится в заложниках у 7-10% возбуждённых граждан, активно настаивающих на десоветизации и, следом, дерусификации Украины – вплоть до запрета книг на русском языке, ограничения проката российского кино, закрытия русских школ и т.д. и т.п.

Что бы там ни было на уме у Бориса Борисовича или Дмитрия Львовича, они по-прежнему восстанавливают мосты между братскими народами и в конечном итоге утверждают великую миссию русской культуры и русского языка.

Эти мосты нам пригодятся. Мы по ним вернёмся.

Сейчас вот в Одессу приедет этот, как его, который про поручика Голицына поёт, заодно он исполнит русские романсы и свою громкую песню на стихи Есенина.

И Кристина приедет, привезёт привет от мамы, исполнит песню на стихи Блока.

И Дмитрий Львович прочитает лекцию про Владимира Маяковского.

И все будут рады.

А то, что Дмитрий Львович при этом Моторолу не любил, а действующего императора считает абсолютным злом – это малосущественные мелочи.

Всё равно вы все агенты русского империализма.

Танцуйте, милые.

Русская империя живёт в самой вашей речи.

Русская хтонь использует вас втёмную.

Источник ➝

Правительство России введет запрет на импорт дешевого бензина


В условиях резкого падения цен на нефть правительство решило временно ограничить ввоз в Россию топлива. За рубежом оно подешевело вслед за нефтью, а в России стоимость почти не изменилась из-за особенностей регулирования


Фото: Виталий Аньков / РИА Новости
Правительство решило запретить импорт нефтепродуктов в Россию, чтобы предотвратить поставки дешевого иностранного бензина на внутренний рынок, рассказал РБК один из участников топливного рынка. Это подтвердили три федеральных чиновника.

С таким предложением выступило Минэнерго и профильный вице-премьер Юрий Борисов его поддержал, утверждают два собеседника РБК.


Представители Минэнерго и Борисова отказались от комментариев.


Запрет будет введен в самое ближайшее время, в апреле, но сначала компаниям просто объявят о решении, законодательно оно будет закреплено позднее — как только выйдет соответствующее постановление правительства, указывает один из источников РБК. Мера временная и пока рассчитана до сентября 2020 года — то есть на все время, в течение которого, по прогнозам Минэнерго, будут держаться низкие цены на нефть, заключает собеседник

Запрет на импорт будет введен для того, чтобы защитить рынок от дешевого топлива, поясняет один из источников. Из-за падения цен на нефть в мире рухнули и цены на бензин. Но в России действует механизм сглаживания цен (так называемый демпфер), который защищает стоимость топлива как от резкого роста, так и от падения, которые могли произойти в результате колебания нефтяных котировок. В рамках этого механизма нефтяники доплачивают государству, если внутренний рынок становится премиальным, и поэтому не могут снизить цены на АЗС. Если на внутреннем рынке складывается дисконт по сравнению с поставками на экспорт, то уже бюджет доплачивает компаниям, чтобы те не поднимали цены.

В итоге российский бензин оказался намного дороже нетбэка (экспортной цены за вычетом транспортных и налоговых расходов). 6 апреля нетбэк на АИ-92 составлял 25,7 тыс. руб. за тонну, а оптовая цена в России — 38,8 тыс. руб. за тонну, следует из данных Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи. В таких условиях импорт зарубежного бензина неизбежен, объяснял главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов.


Спрос на бензин и так сильно упал из-за карантина, объясняет один из источников РБК. По оценкам министра энергетики Александра Новака, в крупных городах падение составило 10—30%. Если не ввести запрет на импорт, нишу российского топлива займет дешевый заграничный бензин, произойдет затоваривание рынка и российским НПЗ придется снижать загрузку, а это в корне неправильно, утверждает собеседник РБК.

Но запрет импорта бензина в Россию наносит ущерб российским потребителям нефтепродуктов и усиливает монополию нефтяных компаний на внутреннем рынке, сказал РБК гендиректор «Аналитики товарных рынков» Михаил Турукалов. «Вместо того, чтобы запрещать импорт топлива, следует исправить или отменить демпфер, который является основной причиной существующего рыночного перекоса», — считает он.

По мнению Дмитрия Гусева, вице-президента Независимого топливного союза, хотя дешевое топливо и является благом как для независимых сетей, так и для потребителей, но запрет импорта топлива на период пандемии может поддержать переработку нефти в России. «Переработка в России, которая и так находится на нулевых рентабельностях, в текущих экономических условиях может плавно закончить свое существование. И мы можем оказаться в зависимости от импортного сырья. Украина, у которой практически нет собственных работающих НПЗ, в условиях политических и торговых санкций переплачивает до 40% за среднеевропейскую оптовую цену на топливо. Поэтому преждевременно говорить о запрете как о попытке заставить потребителя платить больше», — сказал эксперт РБК.

РБК направил запросы в крупнейшие российские нефтяные компании «Роснефть», ЛУКОЙЛ и «Газпром нефть», а также в Федеральную антимонопольную службу (ФАС).

Картина дня

))}
Loading...
наверх