Моральный кодекс строителя капитализма

Чубайс — это Мидас сегодня. Кого он ни тронет — все уезжают в Лондон. С деньгами инвесторов, вкладчиков, и даже пенсионеров
. Вместе с семьей, детьми и семьями детей. 

Уезжающие оставляют после себя миллиардные долги и "моральные кодексы" (как мило!) следующего содержания –


— Если охотник не оставил в таежной избушке после себя необходимый запас продуктов для того, кто придет сюда после него, то в следующий раз он может тоже ничего не обнаружить. Кодекс сибиряка я всегда выполняю по жизни, для этого вовсе не обязательно ехать в тайгу.

— Основное мое правило — это соблюдение справедливого отношения к другим людям. У советского педагога–психолога Сухомлинского было такое понятие — «поступок про себя». Это такой поступок, о котором никто никогда не узнает. Важно, как человек ведет себя в этой ситуации, может ли он себе позволить сделать какую–то гадость.

— Моим основным жизненным целеполаганием является благополучие моей семьи. Если каждый из нас будет следить за порядком в своей семье, чтобы дети получили образование, работали, были нацелены на созидание, то и в стране все будет в порядке.

— Мыслей об эмиграции у меня никогда не было. И хотя мои родители уехали в Израиль в 1994 году вместе с семьей старшей сестры, я сам ехать никогда не собирался. Маленькая страна, масштаб не мой. А в 1992 году, когда я познакомился с Анатолием Чубайсом и вошел в его команду, то стало вообще не до отъезда. Перед нами стояли серь­езные задачи, которые необходимо было решать.

— Для меня отсутствие или наличие денег никогда не являлось критерием отношения к людям, важно, чтобы человек был порядочным. Безнравственные люди мне глубоко неприятны!


А уж пенсионерам как неприятны безнравственные люди — кушать не могут, так неприятны.
Источник ➝