Свежие комментарии

  • Anatoly Kiselev
    Не можно это государственный секрет (тайна).100 богатейших чи...
  • Anatoly Kiselev
    Кроме мата необходимы дела.100 богатейших чи...
  • Светлана Иванова
    КУда смотрит наш президент? Ведь таких столько много, что не хватит счетной машинки чтобы сощитать,У двух бывших чин...

ДЫХАНЬЕ ДЬЯВОЛА.

 

"Сказал также Иисус ученикам: невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят;                             

                         Евангелие от Луки (гл. 17, стр. 1):

 

- I -

Мы уверены, что очевидное не требует ни доказательств, ни осмысления. Но это не так. И работа Эльвина Тоффлера Третья волна показывает что мы не осмыслили очевидное, а именно вторая индустриальная волна принесла в мир не одно, а целых шесть «демонов» и какой бы социально политический строй не был – он вынужден поклонится этим шести демонам, принести им присягу на верность. Вот как сам Тоффлер описывает этих «демонов», или в его терминологии – «принципы».

«Эта полудюжина принципов — стандартизация, специализация, синхронизация, концентрация, максимизация и централизация — приложима как к капиталистическому, так и к социалистическому крылу индустриального общества, поскольку они неизбежно выросли из одного и того же базового разрыва между производителем и потребителем, а также благодаря всевозрастающей роли рынка. (…) В свою очередь, эти принципы, усиливая друг друга, неумолимо привели к росту бюрократии. Они создали самые крупные, жесткие и могущественные бюрократические организации, которые когда–либо существовали на земле, оставляя человека блуждать в напоминающем Кафку[1] мире призрачных мегаорганизаций. И если сегодня мы чувствуем, что они подавляют и порабощают нас, мы можем проследить источник наших проблем вплоть до того скрытого кода, которым запрограммирована цивилизация Второй волны».

Казалось бы, кто об этом не знал? Кто этому не способствовал? Кто не считал это благом и прогрессом? Но мало кто видел и мало кто чувствовал, разве что писатели и философы, что в этом победном и глобальном шествии индустриальной волны (по Тоффлеру), скрыта третья сила.  Сила сатанинская, о которой возвестил Христос и пророки.

Об этой третьей силе применительно к искусству (культуре) я писал в работе «Миф о модерне».

Мне бы хотелось не спорить с очевидными фактами, изложенными Тоффлером, а обратится к его незнанию причин порождающим эти «волны». А Тоффлер их не знает.

Вот что пишет в предисловии к изданию  Карлос Фуэнтес: «Однако почему прежние социальные структуры стали разрушаться? Откуда взялись новые запросы и потребности? Что, вообще говоря, порождает грандиозные технологические сдвиги? Тоффлер не отвечает на эти вопросы в духе чисто технологического детерминизма, но подчеркивает великую роль техники в истории человечества».

Так что же порождает эти волны? Марксисты говорят – противоречие между производительными силами и производственными отношениями.

Тоффлер дает иную формулу: «конфликт нового вида, порожденного расколом между производством и потреблением».

И на самом деле, производство требует высоких цен на свой товар и всякий занятый в этом производстве заинтересован в этом потому, что уровень его зарплаты (дивидендов, премий, окладов) зависит от суммы проданного товара за вычетом налогов!

Это так очевидно на фоне падения цен на углеводороды что вроде как и не требует  каких-то еще доказательств конфликтной ситуации, расколом между производством и потреблением..

Но когда тот же человек выйдя за пределы своего завода, офиса становится потребителем, он желает видеть низкие цены. И чем ниже – тем для его, как потребителя – лучше!

Это и есть разрыв или «клин» (Тоффлер) который время вгоняет в индустриальное (потребительское) общество!

Но оставим в стороне  всё видимое, эти миллионы миллионов фактов, трагедий личных устремлений, личных побед и поражений. Посмотрим в глубину человека в то место, в котором возникает желание, стремление.

И тут нам не обойтись без психологии, то есть без знаний о душе. И опять таки мы сталкиваемся с неосмысленным очевидным.

Более того мы говорим, что человек в отличии от животного существо одухотворен, но вот парадокс, сказав это мы тут же и умолкаем. Тут же наша мысль впадает в ступор, или увиливает в дебри мельтешащих фактов, в это роение жизни.

 А ответ на самом то деле находится не где-нибудь, а в человеке в его духовной сущности и без ясного понимания этой глубины, мы не найдем ответа на вопрос, что же порождает эти волны.

И тут два основания, две глубины из которых можно посмотреть на человека.

Очевидно – первая глубина его эволюционное развитие от обезьяны, через разные стадии к человеку - охотнику и собирателю кореньев и злаков.

Второе основание – это библейский сюжет, в котором человек рассматривается как падение от совершенства к не совершенству.

Если в первом случае в душевной организации человека можно найти неизжитые атавистические признаки животного, конечно преображенные человеком в некие знания о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Иначе говоря, человек знает, что хорошо поступать с другим человеком так же, как он может поступит с тобой. Ну и так далее.

То есть душа человеческая игралище не преодоленных эволюцией животных инстинктов человека. В одном человеке, этих инстинктов больше, в другом меньше. Один народ такой, а другой этакий. Так что понятие  одухотворенный в этом случае является  метафорой игры человеческих инстинктов и переживаний по поводу их.

Во втором случае  рассматривая человека как нечто бывшее совершенным и в силу его свободного выбора сделавшимся не совершенным, мы иначе понимаем понятие одухотворенность.

Библейская мысль считает, что душа  совершенного человека соединена со Святым духом, а в своем несовершенном состоянии душа соединяются с духовными сущностями, именуемыми в христианстве бесами.  Однако память (души) о совершенном состоянии не потеряна и живет в человеке в виде голоса совести и внешне проявляется как стыд.

Так что человечество как единый Адам по мысли многих христианских святых, продолжает деградировать, то есть в нем постепенно ослабевает голос совести, а духовная организация человеческого общества скатывается  к магизму, то есть к явному или косвенному поклонению бесам.

В этом смысле показательно признание мага из индейского племени Яхи Хуана:

Вот что он говорит: - Шаманы Древней Мексики назвали союзниками те  необъяснимые силы,  которые действовали под их руководством. Они назвали эти силы союзниками, поскольку считали, что могут  использовать  их так,  как  им  захочется,  -  эти представления оказались почтисмертельными  для  шаманов,  так  как  те,  кого  они  называли союзниками,   представляют  собой  лишенные  телесной  оболочки существа, населяющие Вселенную.

Вот с этими существами и сталкивается человек, живущий в этом мире и в этом теле родственным всем телам на земле, иначе бы он не мог питаться её плодами и есть животных порожденных ею! И в этом смысле  душа его одухотворена, то есть она соединена с бесами.

Тут и ответ, что побуждает человека желать чужого, или как Буратино идти на «Поле чудес» и ждать там, когда вырастет дерево с листьями из золотых монет. Иначе сказать – этот дух (бес) и побуждает человека играть на биржах, покупать лотерейные билеты, лгать, если это выгодно и предавать друга, если это полезно.

Но бывает и так, что просыпается в человеке придавленное, как говорит  Панайотис Неллас  «кожаными ризами», то изначально совершенное духовное свойство, и тогда мы видим поступки удивительной жертвенности «за други своя», или поступок не укладывающийся в голову рационально мыслящему человеку!

Забегая вперед хочу предположить, что волны смены формаций вызывает та же причина, которая порождает кризис и смену религий. Более того, они совпадают по времени и одна другую поддерживает. Если применить аналогию из электротехники, то происходит самоиндукция.

Укажу только на один факт – приход второй (по Теффлеру) волны совпал в Европе с реформацией, а в России с реформами (в том числе церковными) Петра Первого.

Можно смело утверждать, что смена духовной сущности  в человеке является,  порождающей волны  Тоффлера, силой.

-II-

«Эта победа взаимозависимости над самодостаточностью никогда не была, однако, полностью доведена до конца, - говорит Тоффлер, -  в одном месте старая форма работы упорно стояла на своем. Этим местом был дом».

Мы теперь понимаем, откуда образно говоря, растут ноги  всяческих спасителей детей от родителей. Почему так неохотно с таким подозрениями дают право на усыновление сирот.

Институт опеки и надзора за семьей – это органическое порождение индустриального общества, требующего духовной унификации подрастающего поколения, готового принять на себя бремя «шести демонов» массового производства и такой же массовой культуры!

Ни какой самодеятельности! Ни какого индивидуального подхода, если он не направлен на  раскрытие способностей для выполнения той или иной производственной, или социальной функции.

В Советском Союзе в ответ на это требование демонов индустриализации было массовое открытие так называемых ПТУ

Вот как об этой задаче  пишет Тоффлер:

«Если бы удалось приспособить к нуждам индустриальной системы молодых людей, то это сильно облегчило бы в дальнейшем проблемы дисциплины на производстве. Результатом решения этой проблемы явилась другая основная структура всех обществ Второй волны: массовое обучение. Построенное по фабричной модели, массовое образование включало в себя основы чтения, письма и арифметики, немножко истории и других предметов. Это был «явный учебный план».

Однако под ним находился невидимый, или «скрытый учебный план», который был куда более основательным. Он состоял (и все еще состоит в большинстве индустриальных стран) из трех курсов, цель которых — научить пунктуальности, послушанию и выполнению механической, однообразной работы. Работа на производстве требовала людей с проворными, пригодными для поточной линии руками. Она требовала рабочих, которые безоговорочно выполняли бы указания, исходящие от начальства. И она требовала мужчин и женщин, готовых работать до изнеможения на машинах или в конторах, выполняя невероятно скучные, однообразные операции».

Отсюда в советское время поощрялись всяческие династии и сын шахтера должен быть шахтером, а сын водопроводчика – водопроводчиком. Конечно же было и смешение, и сыновья крестья-землепашцев становились маршалами. Но это все было исключением из общих правил. Индустрии требовались высококлассные токаря, управленцы и многое, многое еще что – общее для всех индустриальных стран.

Если в аграрном обществе конкурировали государства, то в индустриальном обществе конкурируют тресты, корпорации, наднациональные банки.

Всё это явственно проступает как в мире, так и в России. В России наиболее болезненно, так как развал СССР надломил индустриальную  волну, разбив её на фрагменты самого дичайшего смешения всех предыдущих формаций.

В сущности, сейчас Россия как бы догоняет эту волну, но вся проблема в том, что мир и Россию уже настиг фронт третьей волны.

Очевидно, что наше правительство всё еще живет в парадигме второй волны, все еще думает о завершении индустриализации, новые технологии, то есть технологии которые уже были обкатаны, технологии которые уже произвели массу товаров и оказали все мыслимые услуги.

Но того о чем грезят люди третьей волны, что уже начинает овеществляться, скажем в индийском Бангалоре, или где-нибудь в Сигапуре, или Китае.

Прогрессисты всех мастей и расцветок, которые много сделали для прихода в мир индустриальной (потребительской) цивилизации сейчас оказались в полной прострации. Ни один из ранее применявшихся методов воздействия на социально-экономическую среду не работает!

Все центры денежных эмиссий растеряны, ибо вся прежняя финансовая конструкция держалась на ссудном проценте. Ссудный процент умирает, а вместе с ним умирает такой привычный обжитый мир капитала! Что толку в инвестициях, если прибыль от них сжирается инфляцией?  Если некуда пристроить пенсионные деньги?

Прежние столпы индустриализации начинают трубить как мамонты почуявшие свою погибель. Если бы раньше! Ах если бы так как в средине прошлого столетия – сжечь все долги в горниле мировой войны и начать все заново в этом мире победителей!

Но технический прогресс наложил на этот инструмент жесткое табу. Мировая война просто всех уничтожит и не надо иллюзий, что будут победители и будет  ещё одна Ялта!

Что за беда такая? Что это за новая напасть от которой рушатся башни всемирного центра и Европа переполняется беженцами?

В искусстве и культуре её можно назвать супермодерном. В области экономики постиндустриальной или еще как-нибудь, хоть информационной цивилизацией, но не в названии дело, а в том, что она несет.

Очевидно, что  вызревает новая конкуренция – человека с человеком и девиз – «Будь лидером», все явственнее звучит внутри этого гибнущего мира. Вместо нуклеа́рной семьи в мир входит атомарный человек, как производственная единица, совмещающая в себе и производительные силы, если использовать марсовую терминологию.

На смену корпоративной солидарности идет чистый индивидуализм, оснащенный и подкрепленный современной электроникой всеми этими компьютерными и прочими гаджетами операющимися  на всемирную паутину связи.

 «Мир стал плоским и маленьким, -  пишет Томас Фридман в своем объемном исследовании: ПЛОСКИЙ МИР: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ХХI ВЕКА

«Очевидно, - говорит он, - что сегодня благодаря компьютерам, электронной почте, коммуникационным сетям, телеконференциям, быстро приспосабливающемуся к новым задачам программному обеспечению возможность сотрудничать и конкурировать в реальном времени появилась у беспрецедентно большого числа жителей Земли— в большем числе областей, в большем числе точек земного шара, на более равных основаниях, чем когда–либо раньше в мировой истории».

    Все это напоминает общество описанное Жаком Аттали в его книге «Новые кочевники». Вот как он описывает это общество.

«Деньги, информация, товары, да и сами люди будут перемещаться вокруг света с головокружительной скоростью.

 Покончив с любой национальной «привязкой», порвав семейные узы, заменив все это миниатюрными микропроцессорами, которые предоставят людям возможность решать многие проблемы, связанные с сохранением здоровья, образованием и личной безопасностью, такие граждане — потребители из привилегированных регионов мира превратятся в "богатых номадов".

Они смогут принимать участие в освоении либеральной рыночной культуры, руководствуясь при этом своим политическим или экономическим выбором, они будут странствовать по планете в поисках путей использования свободного времени, покупать информацию, приобретать за деньги острые ощущения и такие товары, которые только они могут себе позволить, хотя и будут испытывать тягу к человеческому участию, тоску по уютной домашней обстановке и сообществу людей — тем ценностям, которые прекратили свое существование, так как их функции устарели».

Дьявол стучится в этом мир и какими стенами мы оградим своё православное Отечество, если уже русский человек нападает на церковь и несет всяческую околесицу насчет православия?

Или же сдадимся на милость этого дьявола и отречемсяот своих православных предков?

Я не знаю решения, но полагаю тут решение одно сугубо индивидуальное. Либо лечь под эту грохочущую волну и быть её погребенным, или подобно сёрфингисту оседлать её и мчатся в той зияющей пропасти, которая описана во всех эсхатологических религиях!

Прокопьевск  26 января 2016 г. В 1.30 часа.



[1] Кафка Франц (1883 — 1924) - австрийский писатель, использовал приемы абсурда.

 

Опубликовал Михаил Николин , 26.01.2016 в 04:13

Картина дня

наверх