Бунт саратовских отцов – признак недоверия власти


Попытка самосуда над убившим 9-летнюю школьницу подонком из Саратова Михаилом Туватиным», которого пришлось отбивать от «благодарного населения» ОМОНу с применением слезоточивого газа, более чем наглядно показала, насколько наше общество готово «принимать европейские ценности», насколько народ доверяет властям и, в частности, полиции, и что будет с любым чиновником, который попробует покрывать убийц наших детей.

История, которая вмиг облетела страну. Кто-то в сети точно назвал эту историю «Бунтом Саратовских отцов».

Бунтом, где не было политики, социальных требований, а была лишь простое человеческое требование справедливости. Справедливости к двуногой твари, которая лишила жизни 9-летнюю Лизу Киселеву, а также властям, которые пытались по привычке замолчать историю. 

Новость о пропавшей Лизе разлетелась по городу в один момент. Девочка просто исчезла по дороге в школу 9 октября. Почти двое суток ее искали около тысячи сотрудников МВД, волонтеров отряда «Лиза Алерт», близких, знакомых, просто неравнодушных саратовцев. На помощь приехали даже из соседних городов. Поиски не прекращались даже с наступлением темноты. Люди прочесали всю округу: парки, пустыри, колодцы. Казалось, обошли вся и все. По всему городу развесили ориентировки с фотографией в надежде, что хоть кто-то узнает девочку и поможет отыскать ее.

10 октября её тело было найдено в гаражном массиве. По подозрению в преступлении задержан Михаил Туватин 1984 года рождения, как пишет Telegram-канал «112», до этого он был 6 раз судим за кражи, разбой и изнасилования. Вот только про это «забыли» сказать людям. Это сегодня саратовские депутаты один выше другого прыгают и требуют кастрировать и повесить негодяя, вот только сложно понять, чем чиновники и силовики оправдывали свои действия вчера. Скорей всего просто не посчитали нужным оповестить людей. А те продолжали искать, надеяться и верить.

Сам Туватин долго не сопротивлялся и полностью признал свою вину, заявив, что убил девочку из-за самозанятого гаража. Но новость, что Лизу убил сидевший за изнасилование, да еще подписанный на различные группы в соцсетях, где обсуждают секс с несовершеннолетними, предлагают интим-знакомства и разные замысловатые сексуальные утехи, облетела город в считанные минуты. Люди долго не собираясь и особо не договариваясь, дружно выдвинулись к гаражам, где была найдена девочка. Туда же для следственного эксперимента явились и следователи с подозреваемым. Что было дальше, можете посмотреть сами. Количество народа быстро опередило летние протесты в Москве, люди попытались отбить у полиции убийцу, туда были стянуты чуть не все полицейские Саратова, начались столкновения, а разгонять народ пришлось ОМОНу со слезоточивым газом. Полиция еле спасла подозреваемого от разъяренной толпы.



Притом, спокойней не стало даже когда негодяй оказался в камере. Ночью люди пришли к полицейскому участку, начальник которого так и не сказал – была ли девочка изнасилована, что светит подозреваемому, а только призывал всех разойтись. Молчание было нарушено наутро, когда стало ясно – либо они начинают говорить с народом, либо злые отцы пойдут снимать погоны вместе со шкурой чиновников. Вот тогда, когда угроза массового народного бунта стала реальностью и стало понятно, что для успокоения как бы войска не пришлось вводить, все чиновники, депутаты и силовики в один голос начали кричать, как надо покарать подлого убийцу. Депутаты от Саратовской области даже покусились на мораторий на смертную казнь, что, впрочем, не будет сделано, пока мы не избавимся от договоров с европедерастами из ЕС. Заговорили чиновники и о кастрации педофилов. 

Все правильно – наказание за подобные преступления должны быть максимально жестокими и публичными, дабы ни у одной твари не появилось мысли их повторить. Вот только, помимо этого, у истории есть два интересных итога. Во-первых, люди устали от формулы «начальству видней». Нынешний «Бунт отцов» показал, что доверия к действиям наших чиновников, да и силовиков, в обществе нет. Да и о каком доверии можно говорить, если те все время про народ забывают? Даже когда те ищут уже найденную девочку. Что мешало сделать все эти громкие заявления вчера? Губернатора, мэра и депутатов, чиновников не было на рабочем месте? У них тысячная толпа ищет девочку, а их на рабочем месте не было? Им тоже не сообщили, что преступника поймали или им было все равно, что преступника поймали? Это не наши вопросы – эти все вопросы в том или ином виде прошли волной по соцсетям Саратова. Отсутствие ответов стало причиной столкновений, как и опасения, что убийцу могут отпустить. Как не прискорбно для наших чиновников, но если они не хотят, чтобы их банально били несмотря на должности, а еще хуже – из-за должностей, им придется учиться говорить с народом. Говорить не слова секретаря пресс-служб, а вот прямо сразу и по горячим следам самим.

Второй итог нынешней истории – это наша «не европейскость» в нынешнем понимании данного слова. Уже история с самоорганизацией населения против цыган показал – в нашей стране европейская толерантность прошла мимо, сидеть, да плакаться тут не будут. У русских со времен Достоевского и Некрасова закон и справедливость – вещи разные и если они сильно расходились, то люди шли не в суды, а брали в руки дубины. Особенно когда дело касалось детей – их будущего. Как показал «Бунт отцов» за последние 200 лет здесь не изменилось ничего и если жизни ребенка угрожают, то мужикам в целом плевать, кто эту угрозу представляет – мигранты с ножами, цыгане с палками или ОМОН с дубинками. И это приговор всем нашим ювенальщикам, гей-лобби и педофилам. Здесь могут промолчать за многое, но если хотите, взбесить народ – троньте наших детей.

Источник ➝

Бывший глава Чувашии подал в суд на Путина

Михаил Игнатьев возглавлял регион 9,5 лет

Михаил Метцель / ТАСС

Бывший глава Чувашии Михаил Игнатьев подал иск в Верховный суд России. Он пытается оспорить указ президента Владимира Путина о досрочной отставке.

Ответчиком в иске указан президент. Заявление Игнатьева суд принял к производству 21 мая. Первое судебное заседание по делу назначено на 30 июня в 10.00. Дело будет рассматривать судья Вячеслав Кириллов. Больше подробностей в картотеке суда нет.

Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий Игнатьева 29 января.

Причиной такого решение стала утрата доверия. В этот же день врио главы региона был назначен депутат от «Справедливой России» Олег Николаев.

За день до отставки Игнатьева исключили из «Единой России» из-за неэтичного поведения. В середине января Игнатьев во время смотра аварийно-спасательной техники заставил одного из сотрудников регионального управления МЧС подпрыгивать на месте за ключами от новых автомобилей. Видео с инцидентом вызвало общественный резонанс. В региональном управлении МЧС поведение Игнатьева назвали «дружеской шуткой». В пресс-службе главы Чувашии утверждали, что Игнатьев поднял ключи высоко для того, чтобы их все могли увидеть. За несколько дней до этого инцидента экс-глава Чувашии на мероприятии в честь Дня печати нелестно отозвался о журналистах, критикующих власть и заявил, что их «надо мочить». Позже он извинился за высказывание.

Игнатьев был главой Чувашии с августа 2010 г. До этого в течение восьми лет он работал на посту министра сельского хозяйства региона.

Депутат Вера Ганзя: В развале здравоохранения виноват Путин

Коммунисты создают в Госдуме комиссию для поиска виновных в оптимизации медицины

На фото: член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Вера Ганзя

Развал российского здравоохранения, особенно его первичного звена, будет расследован, а виновные установлены. Об этом заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

По его словам, число коек для инфицированных больных сократилось в стране в 2,5 раза. Это стало следствием заниженного финансирования. Отечественная медицина получала 3,5% от ВВП, а ведущие страны направляли 7−8-9−10%.

«Все хотят свалить это на Минздрав. Это абсолютно не обосновано.

Потому что в бюджете, который принимала „Единая Россия“, который подписывали президент и представлял премьер на эти цели не выделено и половины средств», — обозначил политик круг подозреваемых.

Ранее Зюганов обратил внимание, что наиболее эффективно с эпидемиями боролись в советский период нашей истории. «Путину, я считаю, надо выбирать: или он с народом, или с этой публикой, умеющей только разрушать и провоцировать кризисы», — заявлял он в связи с этим «СП».

Кажется, президент начинает с этим соглашаться. Так, на днях во время дистанционного совещания с чиновниками он признал, что советскую систему развалить смогли, а советское здравоохранение до конца не удалось. Об этом даже пишут мировые СМИ.

По мнению члена комитета Госдумы по бюджету и налогам Веры Ганзи, ответить за развал медицины в стране должна вся вертикаль власти.

— Восстановить оптимизированное здравоохранение возможно. Потому что до конца ту систему все-таки не добили. Сохранились здания… Но самих инфекционных больниц практически не осталось.

«СП»: — Вот это поразительно, конечно…

— Инфекционных больных было немного, а здания нужно было содержать. И пошли по легкому варианту — оптимизировали их. Но теперь их можно восстановить или построить заново.

Сейчас из регионов приходит множество жалоб от тех, кто лечится от коронавируса в стационаре. Условия очень плохие. Не хватает врачей, средств защиты для них, не хватает лекарств, обещанные медикам выплаты тормозятся бюрократическими преградами и т. п. Медицинское образование столкнется с этими проблемами чуть позднее. Все, что делали со здравоохранением за многие годы нам аукнулось. Система в одночасье рухнула. Но к этому мы шли годами. Стало ясно, что авторы оптимизации не только заблуждались, но и действовали во вред народу и государству.

Чиновники, которые работали в районах и муниципалитетах, выполняли оптимизацию взяв под козырек. Почему? Потому что правительство ставило регионам условия предоставления финансовых средств. Оптимизация здравоохранения была условием этих трансфертов. Надо было отчитаться, сколько больниц закрыто, сколько средств сэкономили на врачах. Если эти цифры устраивали федеральный центр, тогда вопрос трансфертов рассматривался более благосклонно. Представляете какое издевательство?!


Мы еще годы назад поднимали тему оптимизации, били в колокола, предупреждали. Но нас не слушали. Только пару лет назад это условие исчезло из пакета документов для межбюджетных трансфертов.

«СП»: — Видимо, успели все оптимизировать…

— В регионах тоже не идиоты. Да, они видели, что убивали систему здравоохранения, но если они встали бы против оптимизации, то не получили бы трансферты. А у нас система межбюджетных отношений выстроена так, что все средства вытягиваются из региона наверх, а федеральный центр потом направляет средства обратно в соответствии со своей методикой.

Вот этой методикой и была оптимизация. Уверена, что те, кто ее добивался на федеральном уровне, шантажировал регионы должны ответить. Двадцать лет выстраивать вертикаль власти и не взять под контроль такое важное звено как медицину… Первый, с кого надо спросить за это — президент РФ — Владимир Владимирович Путин. Это он виноват! Потому что без ведома Кремля не делается ничего.

«СП»: — Да?

— Сейчас любой закон согласовывается в администрации президента. Один пример. Я поднимаю регулярно вопрос о никотиновых смесях. Еще в декабре приняли закон в первом чтении. Согласование тянется бесконечно и время тянет именно АП. И закон так и не приняли до сих пор. Дети как травились, так и будут травиться. Так с кого спросить по вертикали власти? Конечно, с президента.

Кроме того, есть министры — непосредственные исполнители. Они экономили деньги на здоровье граждан. И с них надо спросить и с председателя правительства на тот момент Дмитрия Медведева. Я ему задавала вопрос по поводу оптимизации здравоохранения, когда он приходил в Госдуму с отчетом. Я привела ему факты, что в медицине у нас все очень нехорошо. Помню это вызвало у него сильное раздражение.

Нельзя сказать, что белые и пушистые у нас и губернаторы. Если они видели, что разрушается система, то почему они не били в набат? Если бы все губернаторы вместе выступили и сказали, что так нельзя, что надо сохранить действующую с советских времен систему здравоохранения, не уничтожать ФАПы (фельдшерско-акушерский пункт — авт.) на селе, все было бы по-другому. А то мы ФАПы уничтожили, а теперь думаем как их восстанавливать.

«СП»: — Эдак скамьи подсудимых не хватит…

— Ну и конечно наше население, люди, которые приходят в больницу и не получают медпомощи, врачи, по которым это напрямую бьет эта оптимизация, и по зарплате, и по условиям труда, заставляют их заполнять тысячу бумаг, тоже не должны были соглашаться с этим. Пока не проснется гражданская позиция у населения, пока народ мощно не встанет и не потребует от правительства либо уйти в отставку, если не справляется, либо выполнить требование народа, до тех пор так и будет.

О том, как врачи спасают россиян от коронавируса в условиях оптимизированного здравоохранения нам рассказал пациент одного из госпиталей Екатеринбурга Иван Зуев.

— Сегодня на обходе врач сказал, что, мол, медицина в России есть, а вот здравоохранения почти не осталось. Медицина — это когда отдельного пациента за его деньги, часто огромные, могут избавить от той или иной болячки. А здравоохранение — это уметь вылечить 100 тысяч человек от пневмонии и сделать это качественно, чтобы они выписались здоровые и друг друга не перезаражали. Я, говорит наш врач, хороший уролог, но никакой инфекционист.

«СП»: — Почему уролог?

— Среди приходящих с обходом врачей пока вообще не было ни одного инфекциониста. Были хирург, уролог, терапевт, а остальных не спрашивали. Они все мобилизованы под эпидемию и меняются каждый день. В течение шести дней приходили каждый раз новые и только теперь стали повторно приходить. Это те врачи, которые согласились работать с ковидными пациентами. Ведь многие отказываются.

«СП»: — Да ладно?! А как же клятва Гиппократа?

— Я не знаю как именно это у врачей происходит, могу сказать про санитаров. Мы заметили, что у многих голоса довольно пожилых людей. За костюмами то их не видно. Оказалось, многие из них уже пенсионного возраста. Они и нам белье меняют, и полы моют, и еду носят. Разговорились. Выяснилось, что многие молодые написали отказ потому что они могут жить. Например, на зарплату супруга. А у пожилых пенсия 8 тысяч рублей. Вот они и идут. Причем, большинство медиков уже переболевшие.

«СП»: — Коек хватает?

— Мы лежим в госпитале ветеранов войн. Это изначально очень крутая больница. Его профиль: психоневрология. Врачи здесь отличные. Под ковидных пациентов выделили несколько сотен коек. В других больницах по разному. Всего в регионе 42 больницы, где лечат ковидных больных. Из них 11 больниц для тяжелых. Из них семь в Екатеринбурге. Но есть такие госпитали как наш, в которых лечат и средних и тяжелых, и легких.

Большая проблема, о которой мало говорят, в том, что койки занимаются ковидными пациентами надолго. Имея подозрение на коронавирус я лежу уже 10 дней — должны сделать три теста. А так до месяца.

«СП»: — Дооптимизировались…

— Врачи частенько роняют, что все благодарности за это надо слать Татьяне Голиковой (бывший министр здравоохранения, социальный вице-премьер — авт.). И за нехватку коек, и за то, что пенсионеры работают, жизнью рискуют… Всерьез рискуют! У нас рядом мужик лежит в палате — работающий пенсионер. Ему так плохо! Он буквально между реанимацией и кислородом. И никаких хронических болезней нет. Просто ковид и возраст. Врачи к нему ходят каждые полчаса.

Кстати, врачам надо отдать должное. При нехватки кадров они занимаются тяжелыми больными очень плотно и круглосуточно.

Картина дня

))}
Loading...
наверх