Свежие комментарии

  • Валерий Силкин
    Это не голосование, а фикция! есть факты оспорить результаты?ВЦИОМ: поправки к...
  • Валерий Силкин
    Как что? Конституция РФ продана! Кому и за сколько вопрос!)ВЦИОМ: поправки к...
  • Валерий Силкин
    Вот только счаз до меня дошло!!! А надо бы было спросить на избир. участке - а где собственно наблюдатели? точно нико...ВЦИОМ: поправки к...

ЧС в Норильске: Кремлю бы не олигарха Потанина спасать, а вернуть его вотчину народу

Техногенная катастрофа может стать поводом для национализации «Норникеля»

ЧС в Норильске: Кремлю бы не олигарха Потанина спасать, а вернуть его вотчину народу

В МЧС нашли решение по способам ликвидации разлива нефтепродуктов на дочернем предприятии «Норильского никеля». Об этом заявил глава ведомства Евгений Зиничев. О деталях решения и том, сколько заплатит страна за фактически спасение бизнеса Владимира Потанина он умолчал.

Тем временем, стали известны масштабы катастрофы. Около 15−20 тысяч тонн дизельного топлива разлились на 180 тысячах квадратных метров акватории реки Амбарная и прилегающей территории. РБК публикует страшные кадры последствий. Норма загрязнения превышена в десятки тысяч раз.

По мнению «Гринпис», ущерб от катастрофы превысит 6 млрд рублей. При этом в прессе встречаются оценка и в 100 млрд рублей. Из чьего кармана будут взяты эти деньги? Сопоставимая ЧС случилась в 1989 году на Аляске. Тогда Exxon пришлось выплатить более 6 млрд долларов. «Очевидно, что ситуация крайне осложнилась для „Норильского никеля“ и лично Потанина. Уже известно, что владелец предприятия Потанин срочно вернулся из-за границы в Россию», — пишут СМИ. Отвечать перед Владимиром Путиным придется многим.

«У резервуара „Норникеля“, где хранилась солярка, просто прогнило дно. Тем временем, президент компании Владимир Потанин, несмотря на кризисную ситуацию, стал самым богатым бизнесменом России», — напомнила в соцсетях КПРФ.

По данным «Форбс», его состояние оценивается в 19,7 млрд долларов. А «Норникель» — главный актив олигарха. Только за период пандемии его состояние увеличилось почти на полмиллиарда долларов.

Обращение «Норникеля» за помощью к государству, невозможность «частника» справиться со сложной ситуацией неизбежно ставит вопрос о справедливости приватизации 1990-х, когда самые лакомые куски народной собственности попали в руки нуворишей. Не пора ли государству задуматься о национализации?

В противном случае ситуация будет повторяться вновь и вновь с другими активами. Доходы новые владельцы по-прежнему будут забирать себе, покупая на них яхты и дворцы, а убытки, каковых будет все больше в годы кризиса, будут перекладывать на государство и народ.

По мнению преподавателя кафедры «Экология промышленных зон и акваторий» СПбГМТУ Геннадия Граховского, платить за ликвидацию последствий аварии придется государству.

— Пленка дизтоплива на поверхности воды, внутри боновых заграждений, имеет толщину три сантиметра. Слава богу, что топливо держится на поверхности. Теперь разлитые нефтепродукты надо как-то собирать и дезактивировать. Придется, видимо, использовать реактивы, которые связывают их. Потому что вывозить собранное топливо самолетами-вертолетами слишком дорого. Там же транспортная проблема. Если, конечно, федеральные власти не поставят задачу очистки любой ценой.

«СП»: — Вроде есть какие-то микроорганизмы, которые перерабатывают нефть. В свое время компания BP собирала разлитое топливо с акватории Мексиканского залива…

— Для них нужно тепло. В Мексиканском заливе это все подходит. Там легко можно собирать топливо, подводить танкеры к краю боннового заграждения, перекачивать помпами и увозить. А остатки ликвидировать микроорганизмами. А тут Арктика. Все процессы происходят медленно. И период, когда их можно использовать, короткий. В начале осени все замерзнет.

«СП»: — А почему нельзя сжигать собранное топливо прямо на местности?

— Тогда гореть будут и подстилка природная: мхи, стелющиеся ивы-березки. И будет таять вечная мерзлота. Там и так причина разлива как раз в растеплении вечно-мерзлотного грунта и проседании части резервуара с топливом. Может начать «ползти» склон к реке. Плюс загрязнение атмосферы продуктами сгорания. А там и птицы гнездятся и лемминги живут. Это все будет уничтожено.

«СП»: — В Мексиканском заливе за все платила компания, виновная в разливе нефти, также как до этого Exxon на Аляске. А у нас что, опять государству придется тратиться? Хотя вина явно на «Норникеле»…

— На Западе все через доллар. А у нас социальное государство. Есть бюджетные фонды как раз на случай ЧС. И поскольку ситуация переведена в статус федеральной, то там могут быть задействованы бюджетные средства. Но и «Норникель», я думаю, никуда от последствий не денется.

Эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский видит в недавних действиях государства признаки возможного пересмотра отношений с олигархатом.

— «Норильский никель» уже подешевел на 10%, или 2 тысячи рублей за акцию в течение суток после объявления о происшествии. При этом такое падение ценных бумаг компании видится не предельным. Вполне возможно, что они дойдут и до 19 тысяч, если будут более серьезные данные по аварии. Непосредственно на финансовые результаты и выплаты дивидендов эта история не повлияет, но капитальные затраты возрастут сразу на 40−50 млрд рублей.

Сейчас начнутся проверки всех объектов, принадлежащих «Норникелю». Но такая ситуация — не систематическое нарушение правил безопасности и строительства, а единичный случай, пусть и приведший к масштабной экологической катастрофе.

И после таких затрат на возмещение ущерба, ликвидацию последствий и выплату различных штрафов даже без подключения федеральных властей внутри самой компании начнется очень жесткая инспекция такого типа резервуаров.

Одни затраты на восстановление экологии могут дойти до 20 миллиардов рублей, и это не единовременная выплата, а постепенное восстановление грунта, почвы, воды. К этому можно прибавить стоимость дизельного топлива, его дополнительную закупку, восстановление ТЭЦ, что составит еще порядка 3−4 млрд рублей. Поэтому систематически такие истории возникать не будут — слишком дорого они обходятся компании.

«СП»: — «Норникель» — богатое предприятие, уведенное в свое время у народа сами знаете каким путем…

— На текущий момент его рыночная капитализация составляет около 3,4 трлн рублей. Это третье-четвертое место вместе с «Роснефтью» среди российских компаний после «Сбербанка» и «Газпрома». При условии отсутствия дальнейшего негатива акции «Норникеля» должны восстановиться в цене примерно до 21,5−22 тысяч рублей за акцию в течение недели. Компания чувствует себя прекрасно, цены на палладий и никель поддерживают стоимость бумаг, при этом дивидендная доходность остается одной из лучших в России.

«СП»: — Вот бы эти доходы, да в бюджет. Не воспользуется ли государство аварией как поводом для национализации предприятия?

— Сейчас национализация холдингу не грозит, но проблема как для Потанина, так и для других олигархов может скрываться в другом. Уже известен кейс с «Лукойлом» и оспариванием его миллиардных сделок. Есть у власти серьезные вопросы и к металлургическим комбинатам и их хозяевам. Возможно, это простые совпадения, но они слишком явно намекают на тренд на национализацию ресурсов страны. Или это может быть ход перед голосованием за поправки в Конституцию, связанный с пересмотром грабительской приватизации 1990-х и началом нового вектора правления.

Поэтому не только Потанину, но и владельцам других крупных компаний из 1990-х стоит серьезно напрячься.

Однако политолог Борис Кагарлицкий не верит, что государство решится начать реприватизацию.

— Никакого перелома отношений власти с олигархатом нет и быть не может. Это удивительные рассуждения, как будто мы на уровне социального анализа и понимания общественных процессов находимся в первой половине 17 века.

«СП»: — Но ведь президент упрекал в свое время Дерипаску за то, что тот ручку у него «украл» в Пикалево? Значит понимает природу олигархата и может изменить свое отношение…

— Что значит Путин изменит свое отношение? Как? У государства есть классовая и социальная природа. Нынешняя власть представляет собой режим организованного олигархата. Почему вдруг организованный олигархат будет сам себя отменять или пересматривать отношения самого себя с самим собой?!

Думать, что Путин имеет какую-то самостоятельную роль вне этих общественных отношений — чудовищная наивность. Понятно, что власть это всячески поддерживает, потому что ей выгодно некомпетентное население и неадекватная оппозиция, которые вместо того, чтобы понимать природу власти, пытается уговорить власть действовать в интересах, противоположным своим собственным.

Один человек, пусть даже это и президент России, изменить всю природу российского государства не может. Поэтому пока эта власть существует, ничего не случится.

«СП»: — Но это значит, что власти постоянно придется ломать голову, как заткнуть ту или иную дыру, решить проблему на предприятиях олигархов. А проблем этих с наступлением затяжного кризиса будут все больше…

— Практика господдержки убыточных предприятий частных корпораций — это нормальная часть государственного капитализма. Мы видели и в Америке и в Европе, как частный бизнес, когда имеет прибыль, старается не делиться с обществом, а когда несет убытки, то требует от общества и государства их покрывать. Иначе это работать не будет.

«СП»: — Но разве Путин не изменился за 20 лет у власти? Может быть то, что было неприемлемо вчера, станет возможно и даже необходимо завтра?

— Категорически нет. У этой системы есть своего рода генетический код, структура интересов, ради которой она вообще существует. Как может меняться генетический код змеи, лягушки или, например, коронавируса? Путин существует ровно для того, чтобы реализовать определенные интересы определенных классов или группировок. Другого смысла там нет.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх