В России нашли школу с одной ученицей и одной учительницей

В этой школе не услышишь зловещего «К доске пойдет…» Здесь никто не замирает от страха, что сейчас вызовут его, а урок не выучен. Здесь делают домашку каждый день, потому что ее с тебя спросят обязательно.

Это школа в маленьком поселке Ардасан в Селенгинском районе. В ней учится всего один ученик и преподает всего один учитель. И это самая маленькая малокомплектная школа в Бурятии.

Найдена самая маленькая школа России с одной ученицей
фото: Карина Пронина
Школа в Ардасане располагается в правом крыле здания. Сельский клуб был слева, три года назад его закрыли.
 
 
 

Кошка — это животное!

10-летняя Света Давыдова сидит за партой, на ней школьное коричневое платье и белый накрахмаленный фартук. В классе четыре парты, но три из них пустуют. Напротив Светы за учительским столом — Майя Валерьевна Хажеева. Учитель начальных классов, она же директор школы. В четвертом классе начинается урок русского языка.

— Так, Света, — говорит преподаватель. — Вспомни, какую часть речи мы с тобой изучаем?

— Существительное, — бойко отвечает девочка.

— Правильно. А что оно обозначает?

— М-м-м, — мнется Света. — Действие?

— Приведи пример имени существительного.

— Кошка.

— А кошка — это действие?

— Не-е-ет, кошка — это животное, — смеется Света. — А-а-а, существительное — это предмет!

Урок проходит стремительно. Света постоянно на связи, постоянно включена в процесс, потому что каждый вопрос Майя Валерьевна адресует именно ей.

— Но это нормально, — делится девочка со мной после урока. — Меня никто не отвлекает. Я лучше все понимаю. Если что-то не получается, учитель все объяснит.

Пока не получается со временем. На математике начали проходить часы, минуты и секунды, и эта странная система не укладывается в девчоночью голову. Но Света — сообразительная и умная, так что все получится.

— А не надоедает друг друга видеть каждый день? — допытываюсь я.

— Да мы уже почти как родственники, — смеется Света.

— Наши уроки проходят как обычные уроки во всех остальных школах, — добавляет Майя Валерьевна. — Получается индивидуальная работа. Это хорошо, потому что все проблемы можно выявить и исправить. Но Света одна, и ей сложно все время находиться в поле моего зрения.

 

фото: Карина Пронина
Свете хорошо дается математика, а еще она любит ИЗО и физкультуру.
 

 

Все дошколята — наперечет

Майя Хажеева в Ардасанской начальной школе работает уже 23 года, но вот так, чтобы во всем учебном заведении значилась всего одна ученица, — это на ее памяти впервые. Еще в прошлом году здесь было четверо ребят, а в позапрошлом — целых семь. Кто-то выпустился из «началки» и теперь учится в средней школе в селе Тохой — туда каждое утро ходит школьный автобус. А кто-то вообще уехал из Ардасана вместе с родителями. Навсегда. Местный леспромхоз давно закрылся, больше на работу здесь никуда не устроишься. У Ардасана и его 150 жителей нет никаких перспектив.

 

Школа располагается в правом крыле здания. Сельский клуб был слева — три года назад его закрыли.

— Если семья покидает Ардасан, то в ней есть, как правило, дети, — вздыхает учительница.

Сейчас в селе девять ребятишек дошкольного возраста, и они все наперечет. Не вру: здесь знают про каждого. Даже про самого маленького, годовалого мальчишку. В Ардасане дети на вес золота. Ведь не будет детей — не будет школы.

— В этом учебном году Света Давыдова выпускается из 4-го класса и переезжает в Улан-Удэ — в среднюю школу она отправится уже там, — рассказывает Майя Хажеева. — Но в следующем к нам придут двое первоклашек. Через год — еще двое. И еще через год — двое. Это означает, что школа будет работать.

Сами понимаете, все-таки одна ученица и два сотрудника заведения (директор и уборщица) — не самое однозначное соотношение. Но в мае этого года глава Бурятии выпустил документ о запрете на закрытие малокомплектных школ — чтобы сохранить в селах жизнь. Может быть, с точки зрения финансово-экономических и прочих показателей содержать здание и штат из двух человек ради одной маленькой девочки глупо и невыгодно. Но есть и другие показатели — человеческие и социальные. В конце концов, если есть дети — должна быть и школа.

 

фото: Карина Пронина
Майя Хажеева и Света Давыдова стали уже почти родственниками, столько времени они проводят вместе.
 

 

«Зимой вместе на лыжах бегаем»

Света учится пять дней в неделю, расписание уроков — обычное. В четверг, когда приезжаю я, по плану — чтение, русский язык, математика, технология.

— А физкультура как у вас проходит? — вдруг интересуюсь я.

— Вдвоем и занимаемся, — говорит Майя Валерьевна. — Зимой вместе на лыжах бегаем. Если очень холодно — в класс заходим, тут упражнения делаем. Летом бегаем во дворе.

— Когда тепло, в теннис и бадминтон еще играем, — добавляет Света.

Ученица и учитель, конечно, сильно связаны друг с другом. Предупреждая мой следующий вопрос, Майя Хажеева начинает рассказывать о социализации Светы и ее общении с другими сверстниками:

— Недавно учеников четырех наших малокомплектных школ вывозили в Новоселенгинский музей декабристов. А до этого мы все вместе были в дацане богини Белой Тары…

Еще девочка с учительницей два раза в неделю ездят в Гусиноозерск — на оригами. Света рассказывает мне о занятиях с большим воодушевлением и хвастается большим бумажным слоном, который сама сделала.

Ее тетя Наташа говорит, что проблем со Светой нет никаких.

— Ее даже поругать не за что, — улыбается она. — Учится, оригами часами занимается, много читает, катается с моей пятилетней дочкой на коньках. Муж второй год подряд в нашем огороде каток заливает.

Наталья Прушенова — второй работник в Ардасанской школе. Она уборщица, но для села это значит намного больше, чем для города: топить печь, следить за дровами, чистить двор от снега…

— Ой, сначала тяжело было, — вспоминает Прушенова. — Потом привыкла. А в прошлом году в школе теплый туалет сделали. Вообще красота теперь. Воду можно в здании набирать, а не идти на водоколонку. Пока ведра обратно несла, половину на себя расплескивала…

 

фото: Карина Пронина
Наталья Прушенова работает уборщицей в школе.
 

 

Наталья показывает мне и несколько громадных растений в кадках, которые стоят в учительской. Она их поливает, за ними ухаживает. С растениями все хорошо, только вот гигант-лимон чувствует себя не очень.

— Скучает он по хозяйке своей, поэтому и вянет, — вздыхает Наталья. — Женщина несколько лет назад уехала из Ардасана и его школе оставила. Такой он был пышный, лимоны каждый год давал. А как она уехала — желтеть начал и завязь сбрасывает сразу…

Подумав, Прушенова добавляет:

— А все равно к нам в Ардасан некоторые возвращаются. Тянет их на родную землю. Вот недавно пожилая пара приехала обратно. Не можем, говорят, без села-то!

Школа для крошечного поселка — совсем не то, что для крупного города. Я попадаю на собрание инициативных жителей Ардасана, тема обсуждения — предстоящий День матери. После собрания я спрашиваю у ардасанцев: «Зачем вам нужна школа?» Они наперебой мне отвечают, что это не просто место, где учат.

— И праздники здесь проходят, и пенсионерам сюда пенсию привозят, — говорит депутат совета муниципального образования Елена Бритова.

Она тоже когда-то училась в ардасанской школе. До 1989 года заведение было восьмилеткой. В начальных классах вместе с Бритовой учились 16 человек, выпускной в 8-м классе отмечали восемь.

Сейчас сельская школа — единственное общественное место Ардасана. Библиотека закрыта. Клуб закрыт. Фельдшерско-акушерский пункт закрыт. Больше ничего нет. Осталась одна школа.

Это немного жуткое ощущение. Его «ловишь», когда впервые приезжаешь в Ардасан: выходишь из машины, вокруг тебя дома, из труб идет дым, и — полная тишина. Даже собаки не гавкают. Только к школе ведет несколько тропинок следов. Они, как кровеносные сосуды, питают сердце Ардасана. Хочется, чтобы эти тропинки не закончились.

Источник ➝

В Грозном состоялся митинг в память жертвам политических репрессий

23 февраля в столице Чеченской Республики состоялся митинг, посвященный 76-й годовщине репрессий против чеченского и ингушского народов. На митинге присутствовали Глава ЧР Рамзан Кадыров, депутат Госдумы РФ Адам Делимханов, муфтий ЧР Салах-Хаджи Межиев и другие официальные лица.

 

 

Глава ЧР сказал: "В истории человечества не было более сурового наказания целых народов, чем сталинские репрессии, которым подверглись чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы и другие. Двадцать третьего февраля 1944 года полмиллиона чеченцев и ингушей по приказу Сталина согнали с родных мест и отправили в синюю Сибирь и Среднюю Азию.

Сталин решил полностью уничтожить наш народ голодом, холодом, бесправием, жестокостью властей. Но Сталин желал не только физического уничтожения чеченского народа. Он приказал предать забвению нашу историю, культуру, образ жизни, уничтожить даже следы пребывания вайнахов на родной земле".

"Обвинения в сотрудничестве с врагом не имели под собой никаких оснований",- подчеркнул он.

 

Говоря о необходимости извлечения уроков из прошлого, Глава ЧР сказал: "Президент РФ Владимир Путин, как абсолютно справедливый и мужественный правитель, дважды принёс извинения за те события. Мы должны помнить черные страницы нашей истории и жертв трагических событий! Но также мы обязаны извлекать уроки из прошлого".

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх