Стариковский клондайк. Как в Петербурге богатеют на ветеранах

 

Крупнейшее дело о хищениях квартир у пожилых проявило вертикаль обогащения. Связка «социально ориентированного» бизнеса, «карманных» нотариусов и власти делает схему сверхприбыльной и почти безопасной.

Стариковский клондайк. Как в Петербурге богатеют на ветеранах

pixabay.com

Не менее ста миллионов рублей могла принести бесперебойная «поставка» пенсионеров в подведомственный комитету соцполитики и, как заявил Следственный комитет, подконтрольный злоумышленникам Дом ветеранов войны и труда № 1 в Павловске. Конвейер беспрепятственно работал по меньшей мере восемь лет.

К вечеру 12 марта в Петербурге задержаны три человека по делу о серии мошеннических хищений квартир у пенсионеров. Заподозрены гендиректор ООО «Фонд социальной помощи пенсионерам» 40-летняя Анастасия Королева, ее 42-летний сожитель Алексей Фомин и 52-летний агент фирмы Дмитрий Чернов.

Клиентами подозреваемых были престарелые одиночки. Фирма «гоняла» рекламу по общедоступным СМИ, получала звонки от пенсионеров и активировала стандартную схему. Заключались договоры пожизненной ренты или договоры купли-продажи квартир, а бывшие владельцы без лишних бюрократических проволочек помещались в бюджетное стационарное учреждение социального обслуживания «Дом ветеранов войны и труда № 1».

ООО «Фонд социальной защиты пенсионеров» зарегистрировано в октябре 2012 года. Количество сотрудников – три человека. Бенефициар и гендиректор – Анастасия Юрьевна Королева. Компания зарегистрирована в квартире на улице Подвойского. Уставный капитал 10 тысяч рублей, убыток за 2013-2017 годы составил 21 млн рублей. В 2017-м компания заплатила налогов на 81 тыс. рублей. Основные виды деятельности – право, посредничество и консультации при купле-продаже недвижимости.

Следствие официально сообщило о мошенничестве с шестью квартирами на 22,5 млн рублей в течение 2017-2018 годов. Это очень приблизительные подсчеты. Алексей Фомин и Анастасия Королева проявляли интерес к ветеранам минимум с 2011-го. Об этом свидетельствует решение Невского районного суда об отмене завещания, составленного 93-летним петербуржцем в пользу Королевой при непосредственной помощи Фомина.

Ветеран войны Виктор Муравьев на фронте получил травму головы, в старости перенес операцию на мозге, приобрел органическое расстройство личности. После смерти супруги жил один в однокомнатной квартире на Кузнецовской улице. В холодильнике Виктор Константинович хранил отходы, в кастрюле с песком – будильники, правнука путал с лечащим врачом, охотно рассуждал о скорой женитьбе. Видел плохо, читать не мог, в общении был несносен. В общем, характер – не сахар, но родственники его навещали, терпели чудачества.

Пенсионер периодически лежал в госпитале ветеранов войн, и после очередной выписки летом 2011 года пропал из квартиры. Дочь (она 1938 года рождения) сбилась с ног, пока нашла его в Доме ветеранов войны и труда № 1 в Павловске. Пенсионер не мог объяснить, как он туда попал. Зато вспомнил, как у него забирали паспорт, и вместо него появился другой, новый, и что он чуть не утонул в ванне, и – что женился.

Новый паспорт на имя Виктора Константиновича Муравьева был выдан 30 августа 2011 года в ТП № 47 отдела УФМС Петербурга и области в Московском районе. В это время пенсионер находился в ветеранском доме, передвигаться без посторонней помощи не мог.

В октябре 2011-го Муравьев скончался. После его смерти дочь узнала о новом паспорте и завещании, по которому пенсионер отписал квартиру жительнице Петербурга Анастасии Королевой. Это завещание и было оспорено в Невском суде.

Королева суду уверенно заявляла, что покойный сам обращался в ООО «Фонд социальной защиты пенсионеров», а она навещала его в доме ветеранов до составления завещания и после. И что передача наследства Королевой было сугубо его волеизъявлением, удостоверенным нотариально.

Нотариус Щербакова тоже дала пояснения. По ее словам, в день составления завещания к ней обратился петербуржец Алексей Фомин и попросил подъехать. Ее ждал Виктор Муравьев, «были подготовлены паспорт и ручка, сам он находился в спокойном состоянии, ответил на вопросы и подписал завещание».

Судью Елену Крестьянову, видимо, насторожила свистопляска с перемещениями Муравьева, предсмертной заменой паспорта, сомнительным завещанием. Она допросила родственников пенсионера, которые заявили, что в такой-то день в такие-то часы находились в его квартире. Этот день совпал с днем составления завещания, и нотариуса они не видели. Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза подтвердила, что Муравьев не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Завещание признали недействительной сделкой, квартира из рук Королевой уплыла.

По данным «Фонтанки», через Королеву, Фомина и его мать прошли более 140 квартир и комнат. После выселения пенсионеров в ветеранский дом подозреваемые временно становились собственниками и продавали по заниженной цене или же сразу подыскивали покупателя. Например, на сайте бесплатной юридической помощи петербурженка делилась наблюдениями:

«В журнале «Бюллетень недвижимости» прочитала объявление, что «Фонд социальной защиты пенсионеров» (ООО) продает квартиру за 1/3 от рыночной стоимости, а именно 1-комнатную за 1,3 млн. Позвонила, объяснили, что оформляется договор купли-продажи с пожилым человеком, после чего он регистрируется в ФРС. Квартира моя, но с обременением, так как буду платить пожизненно человеку 3000 рублей в месяц».

В комитете соцполитики Смольного уверяют, что имущественное положение пенсионера, желающего перебраться в социальный дом, не играет никакой роли. Ему просто составляют индивидуальную программу соцобслуживания и оказывают услуги, а владеет он недвижимостью или нет, чиновников не волнует.

Впрочем, для заселения в ветеранский дом нужно постараться. Соцобслуживание будет предоставлено, если пенсионер докажет, что по уровню дохода он вправе претендовать на бесплатные социальные услуги, а для этого надо собрать документы о составе семьи, своем доходе и членов семьи, принести заключение медицинской организации, что находиться в доме не противопоказано. Клиенты ООО «Фонд социальной защиты пенсионеров» оказывались в Павловске без проволочек.

Кроме того, постояльцы ветеранского дома лишались регистрации в своих квартирах. Например, в октябре 2015 года в Павловск перебрался 86-летний Алексей Палилов. С ним заключили безвозмездный договор на проживание и поселили на шести квадратных метрах. По условиям этого же договора дом ветеранов в течение десяти дней отправил в УФМС документы для регистрации Палилова по месту жительства, и его выписали из квартиры на Ветеранов. Через полгода пенсионер уехал из ветеранского дома и возвращаться отказался. Учреждение через суд принудительно выселило его и сняло с регистрационного учета. По данным «Фонтанки», обратно в своей квартире Палилов прописку не получил.

Если проживание может быть безвозмездным, то оказание социальных услуг детально тарифицировано. Любая мелочь стоит пенсионерам денег. За питание с них берут почти 400 рублей в сутки, помощь в бритье стоит 70 рублей, стрижка – 155. За звонок родственникам с постояльца возьмут 173 рубля, а если он попросит почитать ему книгу, то заплатит 546 рублей. Оказание помощи в получении юридической услуги, в том числе бесплатной (то есть просто положить на тумбочку листок с номером телефона) – 360 рублей. Учитывая, что средний возраст постояльцев составляет 84 года, им затруднительно не прибегать к помощи персонала. Единственное ограничение для ветеранского дома – с постояльца не могут взимать в месяц более 75 процентов пенсии. Например, Алексею Палилову насчитали услуг за полгода на сумму 95 тысяч рублей – примерно по 15 тысяч в месяц.

В Петербурге четыре учреждения, куда бы могли переехать пенсионеры-одиночки без медицинских отклонений, но все клиенты Королевой-Фомина отправлялись по одному адресу. Для Дома ветеранов войны и труда № 1 их контора выступала своеобразным рекламным агентом. Учреждение подавать рекламу от своего имени не может, и оно имеет безусловную выгоду от того, что его название регулярно звучит из радиоточек, крутится по ТВ-экранам и упоминается в газетах.

Госфинансирование подобных заведений напрямую зависит от загруженности. У ветеранского дома с ней все в порядке – более 90 процентов. По состоянию на 30 ноября 2018 года здесь проживали 319 человек за счет бюджетных ассигнований, 13 – по договорам с физическими и юридическими лицами. Всего оставалось 12 платных мест и 11 бюджетных.

В 2018 году Дом ветеранов получил 357 млн рублей из бюджета в виде субсидий на выполнение госзадания и другие цели. Еще 63 млн принесли платные услуги. Его можно назвать коммерчески вполне успешным. Если пенсионер не попадает под безвозмездные критерии, он платит за проживание в одноместном номере 2000 рублей в сутки, в двухместном – 1600. Глава учреждения управляет немалыми деньгами. С 2012 года объем закупок Дома ветеранов войны № 1 превысил 1 млрд рублей.

Директору учреждения Максиму Щербакову в этом году исполняется 50 лет. Почти двадцать, с 2000-го, он сидит в этой должности. Бизнесом не занимался. В 1992-м окончил Военно-медицинскую академию, служил в Кронштадте начальником медпункта воинской части, уволился в запас и немного поработал в фармацевтических и медицинских компаниях. Муниципальный депутат Павловска от «Единой России».

В прошлом году Щербаков задекларировал доход 1,7 млн рублей (его месячная зарплата составляет 119 тысяч рублей, другие источники поступлений не указаны), в собственности четырехкомнатная квартира площадью 118 метров и еще одна, на 53 «квадрата». Дачный участок 17 соток, семилетний Audi Q3, моторная лодка. Жена заработала 231 тысячу рублей. При совокупном доходе около 2 млн рублей в год семья не отказывает себе в познании мира. В активе Щербаковых – путешествия в Лондон, Дубай, Бангкок, Милан, Париж, Амстердам, на греческий Родос.

Источник ➝

Бывший глава Чувашии подал в суд на Путина

Михаил Игнатьев возглавлял регион 9,5 лет

Михаил Метцель / ТАСС

Бывший глава Чувашии Михаил Игнатьев подал иск в Верховный суд России. Он пытается оспорить указ президента Владимира Путина о досрочной отставке.

Ответчиком в иске указан президент. Заявление Игнатьева суд принял к производству 21 мая. Первое судебное заседание по делу назначено на 30 июня в 10.00. Дело будет рассматривать судья Вячеслав Кириллов. Больше подробностей в картотеке суда нет.

Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий Игнатьева 29 января.

Причиной такого решение стала утрата доверия. В этот же день врио главы региона был назначен депутат от «Справедливой России» Олег Николаев.

За день до отставки Игнатьева исключили из «Единой России» из-за неэтичного поведения. В середине января Игнатьев во время смотра аварийно-спасательной техники заставил одного из сотрудников регионального управления МЧС подпрыгивать на месте за ключами от новых автомобилей. Видео с инцидентом вызвало общественный резонанс. В региональном управлении МЧС поведение Игнатьева назвали «дружеской шуткой». В пресс-службе главы Чувашии утверждали, что Игнатьев поднял ключи высоко для того, чтобы их все могли увидеть. За несколько дней до этого инцидента экс-глава Чувашии на мероприятии в честь Дня печати нелестно отозвался о журналистах, критикующих власть и заявил, что их «надо мочить». Позже он извинился за высказывание.

Игнатьев был главой Чувашии с августа 2010 г. До этого в течение восьми лет он работал на посту министра сельского хозяйства региона.

Депутат Вера Ганзя: В развале здравоохранения виноват Путин

Коммунисты создают в Госдуме комиссию для поиска виновных в оптимизации медицины

На фото: член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Вера Ганзя

Развал российского здравоохранения, особенно его первичного звена, будет расследован, а виновные установлены. Об этом заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

По его словам, число коек для инфицированных больных сократилось в стране в 2,5 раза. Это стало следствием заниженного финансирования. Отечественная медицина получала 3,5% от ВВП, а ведущие страны направляли 7−8-9−10%.

«Все хотят свалить это на Минздрав. Это абсолютно не обосновано.

Потому что в бюджете, который принимала „Единая Россия“, который подписывали президент и представлял премьер на эти цели не выделено и половины средств», — обозначил политик круг подозреваемых.

Ранее Зюганов обратил внимание, что наиболее эффективно с эпидемиями боролись в советский период нашей истории. «Путину, я считаю, надо выбирать: или он с народом, или с этой публикой, умеющей только разрушать и провоцировать кризисы», — заявлял он в связи с этим «СП».

Кажется, президент начинает с этим соглашаться. Так, на днях во время дистанционного совещания с чиновниками он признал, что советскую систему развалить смогли, а советское здравоохранение до конца не удалось. Об этом даже пишут мировые СМИ.

По мнению члена комитета Госдумы по бюджету и налогам Веры Ганзи, ответить за развал медицины в стране должна вся вертикаль власти.

— Восстановить оптимизированное здравоохранение возможно. Потому что до конца ту систему все-таки не добили. Сохранились здания… Но самих инфекционных больниц практически не осталось.

«СП»: — Вот это поразительно, конечно…

— Инфекционных больных было немного, а здания нужно было содержать. И пошли по легкому варианту — оптимизировали их. Но теперь их можно восстановить или построить заново.

Сейчас из регионов приходит множество жалоб от тех, кто лечится от коронавируса в стационаре. Условия очень плохие. Не хватает врачей, средств защиты для них, не хватает лекарств, обещанные медикам выплаты тормозятся бюрократическими преградами и т. п. Медицинское образование столкнется с этими проблемами чуть позднее. Все, что делали со здравоохранением за многие годы нам аукнулось. Система в одночасье рухнула. Но к этому мы шли годами. Стало ясно, что авторы оптимизации не только заблуждались, но и действовали во вред народу и государству.

Чиновники, которые работали в районах и муниципалитетах, выполняли оптимизацию взяв под козырек. Почему? Потому что правительство ставило регионам условия предоставления финансовых средств. Оптимизация здравоохранения была условием этих трансфертов. Надо было отчитаться, сколько больниц закрыто, сколько средств сэкономили на врачах. Если эти цифры устраивали федеральный центр, тогда вопрос трансфертов рассматривался более благосклонно. Представляете какое издевательство?!


Мы еще годы назад поднимали тему оптимизации, били в колокола, предупреждали. Но нас не слушали. Только пару лет назад это условие исчезло из пакета документов для межбюджетных трансфертов.

«СП»: — Видимо, успели все оптимизировать…

— В регионах тоже не идиоты. Да, они видели, что убивали систему здравоохранения, но если они встали бы против оптимизации, то не получили бы трансферты. А у нас система межбюджетных отношений выстроена так, что все средства вытягиваются из региона наверх, а федеральный центр потом направляет средства обратно в соответствии со своей методикой.

Вот этой методикой и была оптимизация. Уверена, что те, кто ее добивался на федеральном уровне, шантажировал регионы должны ответить. Двадцать лет выстраивать вертикаль власти и не взять под контроль такое важное звено как медицину… Первый, с кого надо спросить за это — президент РФ — Владимир Владимирович Путин. Это он виноват! Потому что без ведома Кремля не делается ничего.

«СП»: — Да?

— Сейчас любой закон согласовывается в администрации президента. Один пример. Я поднимаю регулярно вопрос о никотиновых смесях. Еще в декабре приняли закон в первом чтении. Согласование тянется бесконечно и время тянет именно АП. И закон так и не приняли до сих пор. Дети как травились, так и будут травиться. Так с кого спросить по вертикали власти? Конечно, с президента.

Кроме того, есть министры — непосредственные исполнители. Они экономили деньги на здоровье граждан. И с них надо спросить и с председателя правительства на тот момент Дмитрия Медведева. Я ему задавала вопрос по поводу оптимизации здравоохранения, когда он приходил в Госдуму с отчетом. Я привела ему факты, что в медицине у нас все очень нехорошо. Помню это вызвало у него сильное раздражение.

Нельзя сказать, что белые и пушистые у нас и губернаторы. Если они видели, что разрушается система, то почему они не били в набат? Если бы все губернаторы вместе выступили и сказали, что так нельзя, что надо сохранить действующую с советских времен систему здравоохранения, не уничтожать ФАПы (фельдшерско-акушерский пункт — авт.) на селе, все было бы по-другому. А то мы ФАПы уничтожили, а теперь думаем как их восстанавливать.

«СП»: — Эдак скамьи подсудимых не хватит…

— Ну и конечно наше население, люди, которые приходят в больницу и не получают медпомощи, врачи, по которым это напрямую бьет эта оптимизация, и по зарплате, и по условиям труда, заставляют их заполнять тысячу бумаг, тоже не должны были соглашаться с этим. Пока не проснется гражданская позиция у населения, пока народ мощно не встанет и не потребует от правительства либо уйти в отставку, если не справляется, либо выполнить требование народа, до тех пор так и будет.

О том, как врачи спасают россиян от коронавируса в условиях оптимизированного здравоохранения нам рассказал пациент одного из госпиталей Екатеринбурга Иван Зуев.

— Сегодня на обходе врач сказал, что, мол, медицина в России есть, а вот здравоохранения почти не осталось. Медицина — это когда отдельного пациента за его деньги, часто огромные, могут избавить от той или иной болячки. А здравоохранение — это уметь вылечить 100 тысяч человек от пневмонии и сделать это качественно, чтобы они выписались здоровые и друг друга не перезаражали. Я, говорит наш врач, хороший уролог, но никакой инфекционист.

«СП»: — Почему уролог?

— Среди приходящих с обходом врачей пока вообще не было ни одного инфекциониста. Были хирург, уролог, терапевт, а остальных не спрашивали. Они все мобилизованы под эпидемию и меняются каждый день. В течение шести дней приходили каждый раз новые и только теперь стали повторно приходить. Это те врачи, которые согласились работать с ковидными пациентами. Ведь многие отказываются.

«СП»: — Да ладно?! А как же клятва Гиппократа?

— Я не знаю как именно это у врачей происходит, могу сказать про санитаров. Мы заметили, что у многих голоса довольно пожилых людей. За костюмами то их не видно. Оказалось, многие из них уже пенсионного возраста. Они и нам белье меняют, и полы моют, и еду носят. Разговорились. Выяснилось, что многие молодые написали отказ потому что они могут жить. Например, на зарплату супруга. А у пожилых пенсия 8 тысяч рублей. Вот они и идут. Причем, большинство медиков уже переболевшие.

«СП»: — Коек хватает?

— Мы лежим в госпитале ветеранов войн. Это изначально очень крутая больница. Его профиль: психоневрология. Врачи здесь отличные. Под ковидных пациентов выделили несколько сотен коек. В других больницах по разному. Всего в регионе 42 больницы, где лечат ковидных больных. Из них 11 больниц для тяжелых. Из них семь в Екатеринбурге. Но есть такие госпитали как наш, в которых лечат и средних и тяжелых, и легких.

Большая проблема, о которой мало говорят, в том, что койки занимаются ковидными пациентами надолго. Имея подозрение на коронавирус я лежу уже 10 дней — должны сделать три теста. А так до месяца.

«СП»: — Дооптимизировались…

— Врачи частенько роняют, что все благодарности за это надо слать Татьяне Голиковой (бывший министр здравоохранения, социальный вице-премьер — авт.). И за нехватку коек, и за то, что пенсионеры работают, жизнью рискуют… Всерьез рискуют! У нас рядом мужик лежит в палате — работающий пенсионер. Ему так плохо! Он буквально между реанимацией и кислородом. И никаких хронических болезней нет. Просто ковид и возраст. Врачи к нему ходят каждые полчаса.

Кстати, врачам надо отдать должное. При нехватки кадров они занимаются тяжелыми больными очень плотно и круглосуточно.

Картина дня

))}
Loading...
наверх