Свежие комментарии

  • Vitali Selivanov
    https://youtu.be/_2yUWTSp_6YОсень Патриарха. ...
  • Альберт Стасев
    Который с винтовкой ?Осень Патриарха. ...
  • Vitali Selivanov
    Так ВЦИОМ и надо правильно переводить: "Всероссийский Центр ИЗВРАЩЕНИЯ Общественного Мнения"...ВЦИОМ: поправки к...

Кошмарный май, адский июнь: До середины лета Россию будут актаковать коронавирус, жара и смерть

Замедление темпов эпидемии и снятие ограничений может произойти только ближе к июлю

Кошмарный май, адский июнь: До середины лета Россию будут актаковать коронавирус, жара и смерть

Ученые лаборатории инноваций Сингапурского университета технологий и дизайна снова сдвинули прогноз окончания вспышки коронавируса в России на более поздний срок. По уточненному прогнозу, эпидемия закончится только 12 августа, хотя 99% случаев заболевания должно быть выявлено уже 3 июня. Ранее сингапурские аналитики предсказывали, что эпидемия в России закончится 20 июля, затем сдвинули сроки на 4 и 8 августа.

Смещение сроков легко объяснить, ведь вместо ожидаемого выхода на плато заболеваемости в конце апреля-начале мая число новых случаев COVID-19 в России продолжает стремительно расти. В начале месяца были установлены новые «рекорды», а к 3 мая число заражений за сутки впервые превысило 10 тысяч, составив 10633 случая. И это несмотря на то, что по планам властей и медиков введенные меры по изоляции населения должны были примерно к этому времени принести свои плоды.

Тем не менее, становится очевидно, что ни китайский, ни даже немецкий сценарий России уже повторить не удастся. Общее число случаев превысило 134 тысяч (в Китае этот показатель остался ниже 90 тысяч, в Германии составляет 162 тысяч).

В связи с этим неизбежно возникает вопрос о том, сколько же будут длиться ограничения и не будут ли они ужесточаться. Пока что ориентировочный срок действия мер по изоляции в Москве и большинстве регионов страны установлен на 11 мая, но уже понятно, что и после этой даты вряд ли стоит ожидать отмены ограничений и возвращения к обычной жизни.

Более того, все чаще раздаются призывы к ужесточению ограничений. Глава Роспотребнадзора Анна Попова не исключила возможности продления ограничительных мер до июня, если россияне начнут нарушать режим самоизоляции в майские праздники.

Главный кардиолог Министерства здравоохранения, гендиректор НМИЦ кардиологии ведомства Сергей Бойцов также призвал ужесточить карантинные меры и наказание за их нарушение.

Между тем, по мере наступления тепла изолироваться в квартирах россиянам будет все сложнее. Тем, кто проводит время на дачах, в этом отношении повезло, остальным же помимо изоляции и отсутствия свежего воздуха придется страдать еще и от жары.

Как сообщил научный руководитель Гидрометцентра России Роман Вильфанд, уже с 4 мая температура будет на месяц опережать свое климатическое развитие и будет соответствовать июньским значениям. Большой вопрос, усидят ли граждане дома на майские праздники или все же выйдут насладиться теплом и солнцем, что, теоретически, может привести к новому скачку числа заражений и, как следствие, ужесточению ограничений.

В последнем случае, сидеть по квартирам придется и в июне, что будет совсем печально, ведь, по прогнозам синоптиков, это лето может стать одним из самых жарких за последние пять лет. Кроме того, из-за небольшого количества снежных осадков этой зимой и жары повышается вероятность лесных пожаров и возгорания торфяников, как в 2010 году. Изоляция в жару и смог — это, пожалуй, самый кошмарный сценарий, который только можно представить.


Как рассказал «СП» кандидат медицинских наук, доцент факультета управления и экономики здравоохранения Первого московского государственного медицинский университета им. Сеченова Николай Крючков, пока что предсказать, как будет развиваться эпидемия в России, сложно. Даже сингапурскую модель нельзя назвать точной.

По мнению эксперта, в лучшем случае, число заражений у нас снизится к началу июня, после чего можно будет начинать смягчать ограничения. Однако пока не похоже, что нам удастся справиться с коронавирусом к этой дате, соответственно, момент окончания пандемии может быть перенесен и на более поздний срок вплоть до конца лета.

— В связи с бурным развитием пандемии многие экспертные группы пытаются моделировать ситуация и предсказывать, как она будет развиваться в разных странах, — говорит Николай Крючков. — Не исключение и работа сингапурских эпидемиологов, но эту модель нельзя использовать для прогнозов общественного здоровья, так как она имеет множество ограничений и основана на данных о прошлых эпидемиях, которые не относятся коронавирусу.

Сами авторы признают, что эту модель можно использоваться только в исследовательских и образовательных целях. В этом отношении интересно будет сравнить оценки сингапурских ученых с реальной картиной уже после окончания пандемии, но опираться на нее, как на реальное предсказание, не стоит.

«СП»: — А есть ли более точные прогнозы, которые предсказывают окончание эпидемии COVID-19?

— Их сложно составить, так как очень много неизвестных. Не понимая, как эти параметры себя ведут, предсказать течение эпидемии трудно. Во-первых, мы еще не знаем, как вирус будет реагировать на изменения в окружающей среде и потепление.

Во-вторых, до конца не ясно, как на ходе распространения инфекции скажется всеобщая изоляция. Использовать в этом плане опыт других стран сложно, потому что, несмотря на то, что практически везде были введены карантинные меры, население в силу менталитета понимает и исполняет их по-разному. Например, в той же Швеции карантин не объявляли, но там социальное дистанцирование и так является нормой. В Италии же, напротив, люди очень склонны к общению, даже несмотря на ограничения.

Сейчас наша главная задача — понимать общий ход пандемии и то, в какую сторону он может пойти при ослаблении ограничений. Мы также постоянно должны сравнивать результаты наших прогнозов с реальными результатами. До сих пор ни одна из существующих моделей не была абсолютно точной.

«СП»: — Изначально были надежды на то, что после того, как мы преодолеем стотысячный рубеж, заболеваемость пойдет на спад. Получается, что добиться этого не удалось?

— Да, похоже, что мы не смогли пойти по германскому сценарию. Я изначально предполагал, что у нас будет реализован британский сценарий, потому что между 10 и 100 тысячами мы очень близко шли по ежедневному приросту (число подтвержденный случаев в Великобритании — более 185 тыс. — прим. ред.) Этот сценарий пока что остается для нас базовым. К немецкому варианту мы, к сожалению, не пришли.

Будущее будет зависеть от дальнейших действий, которые будут или не будут предприниматься. Причем это больше политико-экономическая история. Сейчас в России и мире усиливается давление на снятие карантинных ограничений. Но если в Германии, где ежедневный прирост составляет менее 1%, это уже можно делать, то в России это крайне преждевременно. Напомню, что у нас пока что прирост новых случаев составляет более 8%. Смягчать ограничения можно только тогда, когда мы тоже придем к 1%.

«СП»: — И когда это будет?

— При хорошем раскладе по примеру европейских стран, если все мероприятия сработают, то к началу июня мы можем прийти к такой ситуации. Но судя по имеющейся динамике, по майским праздникам и количеству людей, которые гуляют по улицам, я не верю в такой результат. Я считаю, что мы сдвигаем срок замедления темпов роста эпидемии на гораздо более поздний период.

Проблема в том, что чем позже замедлится темп эпидемии, тем большее количество случаев заболевания мы в итоге получим. Одно дело замедлить рост на 100 или 150 тысячах, а другое — на 350−400. Прирост в 1% в первом и втором случае будет означать совершенно разные цифры. Чем позже, тем хуже, что нам явно демонстрируют США. Там темпы прироста эпидемии сильно замедлились, но с учетом огромной базы более чем в миллион человек это все равно много. Не говоря уже о количестве смертей, которое перевалило за 60 тысяч.

Если смотреть отдельно по Ломбардии, там происходило то же самое. В Бергамо, по предварительным данным, у 60% постоянных жителей был коронавирус. Но смертность относительно обычной в этот же период подскочила в 5−6 раз.

Так что темпы развития эпидемии — вещь сложно предсказуемая. Но по европейскому опыту мы видим, что там с распространением инфекции справились за определенное время. Если у нас справятся за это же время, то к началу июня у нас будет прирост в районе 2−3%. Если мы не справимся, а пока не похоже, что мы справляемся, выход на эти цифры произойдет позже. Насколько позже — можно сейчас только гадать.

«СП»: — То есть снятия ограничительных мер раньше июня можно не ждать?

— Я опасаюсь, что после майских праздников начнется постепенное снятие ограничений. Все будет зависеть от того, какие секторы успеют раньше других пролоббировать соответствующие изменения. Видно, что истории этой конца и края нет, а перестраиваться на новую экономическую противоэпидемическую модель ни у кого особого желания не заметно. Соответственно, послабления могут начаться после майских праздников, и чем дальше, тем больше их будет.

Но, как я уже сказал, снимать ограничения можно только тогда, когда скорость прироста у нас будет не больше 1% в конкретном регионе, а никак не тогда, когда прирост составляет 8,2−8,4%. Любое подобное ослабление сейчас может потенциально очень сильно сказаться на темпах роста эпидемии, которые могут снова начать расти.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх