Свежие комментарии

  • Лапшина Ирина
    Что толку сейчас рассуждать о баранах. Власти должны признать, что медицина полностью развалена. Немедленно уволить Г..."Бардак и вранье!...
  • Федор Иванович
    Некоторые мои родственники и знакомые переболели ковидом."Бардак и вранье!...
  • Федор Иванович
    Отлично помню, когда весной граждан заставили носить маски, закрыли границы и отправили на удалёнку,все бараны поднял..."Бардак и вранье!...

Страсти по экономии – или невидимые миру слезы олигарха

 Страсти по экономии – или невидимые миру слезы олигарха

Абрамович проснулся оттого, что жена сосредоточенно скрипела мозгами рядом с ним.

– Что-то случилось?

– С чего ты взял?..

Через двадцать минут она расплакалась:

– В коробочке для денег осталось мало денег.

Абрамович надел тапки, включил свет, отодвинул кровать и заглянул в ларь для наличных. Внизу, в темноте, спали купюры. Он ковырнул их вилами – и точно: сквозь наличные сугробы кой-где уже просвечивало дно.

– Ерунда, снимешь тогда с карточки. (На ней лежали деньги, вырученные с продажи приватизированной по случаю Якутии.)

– Там пусто.

– Не может быть! Как ты могла ее потратить?

– Ну, купила тебе Гексорал, когда ты болел... Потом заплатила за воду и свет, а еще мы ходили с детьми в цирк. Потом…

«Четыреста тонн денег...» – думал олигарх, с тоской глядя на жену, которая перечисляла детские маечки, купленные на распродаже. – «Четыреста тонн!.. Целый товарный состав!.. За неделю!..» Наконец он скорбно произнес:

– Дорогая, мы не бедняки, но всему есть мера. Надо и нам подумать об экономии. Тем более сейчас такое время… кризис…

Через два часа, пройдя сквозь слезы, клятвы и стенокардию, Абрамович стоял под прохладным (из экономии) душем и твердил запомнившуюся фразу: «Зарабатываешь фунт и тратишь девяносто девять пенсов – ты богач.

Зарабатываешь миллиард фунтов и тратишь миллиард фунтов и один пенни – ты нищий...»

Пока он мылся, жена купила стадион.

– Ты же сам сказал, что мы экономим только на том, на чем можно экономить. Ты же не хочешь экономить на здоровье детей?

Абрамович закусил губу, оделся – и из экономии пошел на работу пешком.

Первые полчаса шагать по Лондону было даже приятно. Но улицы тянулись и тянулись, как скандал жены, а до работы все еще было далеко. Он вспотел, устал и остановился перевести дух.

Два раза к нему прилетал самолет. Первый раз жена, экономя на дорогой лондонской связи, послала этот личный транспорт узнать, не забыл ли он зонтик, а во второй прислала на нем этот зонтик.

«Если исключить самолет, – думал Абрамович, – пешком, конечно, экономней, чем на яхте, но… Слякоть на улицах убьет ботинки из кожи стволовых клеток султана Брунея. Поэтому на круг – то же на то же…» Он ухватился рукой за шершавый бок улицы и стал ждать маршрутку.

Позвонила жена. Отведя от уха трубку, он стал ждать конца рассказа, каких усилий стоил ей отказ от привычного заплыва в двадцатипятиметровом бассейне с черной икрой. В виде компенсации за понесенный стресс она купила Парагвай.

– И детям будет, где поиграть – и нам, где старые лыжи держать… К тому же сейчас несезон, и Парагвай шел с большой скидкой. Видишь, какая я у тебя экономная!

Подошла маршрутка. Мелочи не было, а с купюры в миллиард фунтов, нашедшейся в кошельке, не было сдачи у шофера. Народ завозмущался долгой остановкой, пришлось купить всю маршрутку с шофером, пассажирами, заводом-производителем, компанией-перевозчиком и сетью дешевых супермаркетов в нагрузку. Абрамович выгнал пассажиров, сел на место контролера и поехал на работу.

Там никого не было. Все офисные хомячки отдыхали по случаю еженедельного праздника Победы Челси. Абрамович открыл ноутбук, уткнулся в пасьянс и уснул.

Разбудил его рев самолета. Жена прислала скромный обед – бутерброд с ветчиной из Бургер-Кинга, завернутый из экономии салфеток в пейзаж Брейгеля. Но аппетита не было, он вызвал яхту и поплыл на ней домой. С дороги позвонил жене:

– Купить чего-то?

– Ну, если только подсолнечного масла, можно «Золотую семечку»… И контрольный пакет Де Бирса…

– Чего-чего?

– Ах, я забыла, что мы на экономии! Тогда и масла не надо, – всхлипнула жена.

Ему стало ее жалко. Он резко причалил к берегу Темзы и отбежал купить пяток тюльпанов. Штраф за раздавленный его гигантской яхтой челнок королевской семьи составил полмиллиарда фунтов…

***

Вечером чета Абрамовичей сидела в обнимку на краю бассейна с черной икрой, болтала в нем босыми ногами и пила шампанское из бумажных кулечков, свернутых из постановления о штрафе.

– Да, экономия – не наш конек, похоже, – вздохнул Абрамович.

– Ну, не расстраивайся, милый. С голоду не умрем, в крайнем случае загоним Парагвай… – Жена зачерпнула пригоршню икры и помазала ей губы олигарха. Вовнутрь икра ему не лезла от всех переживаний этого дня…

Он сгреб жену в охапку и ощутил всем сердцем, что с милой рай – и во дворце, пусть даже с не пошедшей в жилу экономией.

Желтые осенние листья зимнего сада медленно падали в черную икру, напоминавшую в сумерках нефть марки Брент.

– Ты меня любишь? Правда? Больше, чем экономию?

Она положила голову ему на грудь и долго рассказывала, что если есть любовь, деньги не главное. А он играл её волосами и всё думал – как же там Россия? Как она там одна, без него, в тумане?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх