«Единая Россия», маскируясь под выходцев из народа, ищет подходы к обманутым предпенсионерам

На выборах разных уровней — от сельских до губернаторских, кандидаты от «Единой России» теперь баллотируются в качестве самовыдвиженцев. Ведь принадлежность к правящей партии уже не гарантирует победу. А скорее наоборот — позорный проигрыш!

Единороссы — токсичные и слабые

Чем ближе единый день голосования, тем ниже рейтинги «Единой России»: по данным ВЦИОМ, за нее готовы голосовать не более 35% избирателей. При этом рейтинги парламентской оппозиции растут: ВЦИОМ подсчитал, что за КПРФ готовы голосовать почти 16% избирателей, а за ЛДПР — почти 12%.

На восприятие правящей партии влияют все антинародные реформы, которые инициировала «Единая Россия» за последние месяцы: «мусорная» и пенсионная, введение налог на самозанятых, повышение НДС…

— Если человек сегодня идет от «Единой России», то он превращается в удобную мишень для критики. До повышения пенсионного возраста ее рейтинг был выше 45%, сейчас — 32−35%. Голосование сторонников партии не дает теперь большинства, — констатирует генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров.

Поэтому кандидаты и пытаются дистанцироваться от «Единой России», гигантский антирейтинг которой может «утянуть» вниз любого кандидата. За последние семь лет, когда в стране были возвращены прямые выборы губернаторов, без поддержки какой-либо партии, используя личный авторитет, выдвигались всего пять действующих руководителей: Сергей Собянин в Москве в 2013 и 2018 годах, Никита Белых в Кировской области в 2014 году, Алексей Дюмин в Тульской области в 2016 году, ОлегКожемяко в Приморском крае и Александр Бурков в Омской области.

Но если раньше это были исключения из правила, то в нынешнем году на выборах станет тенденцией: о самовыдвижении уже объявил временно исполняющий обязанности губернатора Челябинской области Алексей Текслер. По аналогичному сценарию пройдут выборы глав в Астраханской области (Сергей Морозов), Мурманской области (Андрей Чибис), Забайкальском крае (Александр Осипов), Сахалинской области (Валерий Лимаренко).

Ну и, конечно, самовыдвиженцем пойдет на губернаторские выборы Александр Беглов в Санкт-Петербурге, которого активно поддерживает президент Путин.

— Роль партии в ходе губернаторских кампаний должна стать предметом серьезной дискуссии. Все более частые самовыдвижения кандидатов создают риски для субъектности партии. Праймериз по выборам кандидатов в губернаторы проводятся, как правило, формально, что, в том числе и приводит к тому, что на выборы могут выйти и заведомо слабые кандидаты, — рассуждает президент холдинга «Минченко Консалтинг» Евгений Минченко.

Макаркин: избирателям ближе директор школы, чем партиец

— Да, это стратегия, но не совсем новая. В конце прошлого года Олег Кожемяко шел на выборы губернатора Приморского края как самовыдвиженец, для чего в короткие сроки был изменен региональный закон, не предусматривавший возможности для самовыдвижения. Теперь эта практика распространяется и на другие регионы, — объясняет «Свободной прессе» вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Если ранее идентификация с «Единой Россией» была однозначным плюсом (на волне «крымской» консолидации и мобилизации общества), то в 2017 году на московских муниципальных выборах голосование было более противоречивым, в ряде районов с преобладанием среднего класса голосовали против «Единой России».

После пенсионной реформы протестные настроения стали распространяться в регионы, что проявилось в негативистском голосовании на ряде губернаторских выборов. Отсюда и дистанцирование части кандидатов от «Единой России» — в расчете на то, что избиратели проголосуют за директора школы, главврача больницы или, например, ветерана-«афганца», не идентифицируя их с партией.

Прикрываясь статусом самовыдвиженцев, баллотируются на выборах не только губернаторы — но и мэры и даже сельские депутаты. На днях прошли выборы в Шелаболихинском сельсовете (Алтайский край) были избраны четыре самовыдвиженца: неудача постигла выдвинутых «Единой Россией» и ЛДПР кандидатов.

Но сразу после выборов два избранных депутата — безработная Нина Никольская и индивидуальный предприниматель Сергей Очнев — вступили в ряды сторонников «партии власти» и заявили, что поддерживают программные цели и практические действия «Единой России». Примкнул к ним еще один депутат-самовыдвиженец, избранный в сентябре 2017 года, — безработный Владимир Климишин.

Маскировка «партийных в душе»

— Самовыдвиженцы уже давно — главные конкуренты партийных кандидатов. В последнее время «партийные в душе» кандидаты маскируются под самовыдвиженцев. Все это не ново. Новое разве то, что раньше самовыдвиженцами шли те, кто не помещался в списки кандидатов из «уважаемых людей» и «тяжеловесов», или не мог в силу каких-то обстоятельств рассчитывать на выдвижение от партии и ее помощь, — говорит «Свободной прессе» президент «Политической экспертной группы» Константин Калачев. — Теперь идут те, кто изначально осознает издержки партийного выдвижения. Если в регионе у партии высокий антирейтинг, то проще устроить борьбу хорошего с лучшим, идти двумя колоннами, чем рисковать большинством в законодательном органе.

С ситуацией алтайской я, увы, не разбирался, но ничуть ей не удивлен. Не первый сложный для партии период. Можно вспомнить много примеров, когда не только самовыдвиженцы становились сторонниками «Единой России» и членами ее фракций в представительных и законодательных органах власти, но и победившие на выборах кандидаты других партий вступали во фракции «Единой России».

Источник ➝

Тень его ходит над страной, скрипят его старые сапоги под ухом задремавших капиталистов, заставляя тех жалобно вскрикивать во сне

Писатель Сергей Лукьяненко, о тех, на кого нет Сталина

 

Я бы не хотел жить в тридцатые годы. И Сталин тут ни при чём — меня больше смущают низкооборотные бормашины и отсутствие туалетной бумаги.

Впрочем, при Сталине я бы тоже не хотел жить. Как и подавляющее большинство населения, пусть даже и бормочущее каждый день — «Сталина на вас нет…»

Сталин — это не для жизни, это для выживания. И как правило даже не для своего. Сталин — это по колено в ледяной каше укладывать рельсы. Сталин — это штурвал от себя и горящий самолёт во вражеский эшелон.

Сталин — это всё для фронта, всё для победы, когда дома дети ходят с синими от голода губами.

Сталин — это адреналин, выплеснувшийся в умирающий организм. И окровавленный труп встаёт, сплёвывает сквозь пеньки выбитых зубов кровавую юшку и поднимает бревно как дубину. И перестают кровоточить раны, и приходит новая сила, и губы шепчут «ну, кто следующий»?

Но на адреналине нельзя жить годами и десятилетиями. Люди к этому не приспособлены. Они вообще очень плохо приспособлены к мысли «нам нечего терять» и «лучше умереть молодым».

И когда человек шепчет, глядя в телеэкран с ржущими дегенератами или яхтами олигархов «Сталина на вас нет» — он вовсе не мечтает сам ехать в теплушке на стройки века или брать в руки винтовку. Он всего лишь приближается к мысли, что готов в бараке — но с этими. Потому что его достали олигархат и чиновничество, а их Сталин не любил куда больше, чем его — рядовой винтик в государственном механизме.

Потому Сталин, который умер жизнь назад, который был мгновенно проклят, оплёван и предан, остаётся живее всех живых. Тень его ходит неспешно над страной, скрипят его старые сапоги под ухом задремавших капиталистов, заставляя тех жалобно вскрикивать во сне и подёргивать ручонками — будто полируя обувь Хозяина. Протёртая шинель Сталина, отобранная когда-то в Питере у жалкого чиновника Акакия Акакиевича, шуршит своими полами о высокие заборы рублевских вилл и красные, будто кровь, кремлёвские стены. Пахнет шинель землёй обетованной — не той, что была обещана народу Израилеву и благоухает мёдом и молоком, а другой землёй, обетованной всем нам, пахнущей сыростью и вечностью, и от этого запаха морщатся лица успешных бизнесменов и высоких чиновников, боящихся даже думать о смерти. Трубка Сталина плывёт над руинами заводов, над обвалившимися трубами — и идёт из ней в небеса жирный чёрный дым, и сыпется на землю лёгкий серый пепел — и там, куда он падает, вздрагивают сломанные разворованные станки, испускают слабый гудок паровозы, дрожат на ветру обрывки колючей проволоки. Любовь Сталина тянется за ним как шлейф — страшная, чёрная, кровавая, но любовь, а не презрение или ненависть, и кто вдыхает её — начинает выть от тоски и бессилия.

И пока не умолкнут те, кто ненавидит «эту страну», которую Сталин любил, пока не прекратят оглуплять народ, который Сталин любил, пока не прекратят воровать и жрать в три горла — чего Сталин не любил, тень его будет бродить над страной. И однажды она почувствует под собой тело, чьё сердце способно её вместить и вынести. Войдёт в него — и скрюченная рука откроет чёрно-зелёную пачку «Герцеговины Флор»…

Я бы не хотел жить при Сталине. Надеюсь, что и вы тоже. Но это зависит не от меня и не от вас. А от тех, Сталина на кого нет.

Популярное в

))}
Loading...
наверх