Саакашвили рассказал о «первой победе Путина» после войны 2008 года


Саакашвили не согласен с тем, что Россия одержала однозначную победу в конфликте 2008 года. По мнению экс-президента, «первая победа Путина» в той войне пришлась на 2012 год


Михаил Саакашвили в интервью «Новой газете» рассказал о своем взгляде на события войны 2008 года и взаимоотношениях России и Грузии после конфликта. По мнению экс-президента, смена грузинского правительства в 2012 году и приход к власти коалиции «Грузинская мечта» стали «первой победой Путина» после войны.

Саакашвили заявил, что окончательно назвать победителя в войне 2008 года до сих пор невозможно, поскольку «это развивающаяся ситуация».
Вместе с тем политик выразил мнение, что говорить о победе России в 2008 году некорректно. «Сразу в 2008-м Россия вообще ничего не выиграла, кроме захвата нескольких десятков грузинских деревень ценой огромных репутационных и человеческих потерь», — полагает Саакашвили.


Экс-президент Грузии пояснил, что в 2008 году Россия не добилась всех поставленных перед собой целей, в числе которых Саакашвили называет собственный уход с поста главы страны и смену правительства. Частично Москва достигла успеха в этом только через четыре года после войны, когда в Грузии по итогам парламентских выборов добилась победы коалиция «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Ее кандидат, Георгий Маргвелашвили, в 2013 году заменил Саакашвили на посту президента. «С помощью российского олигарха Иванишвили (лидера «Грузинской мечты» и премьера Грузии в 2012–2013 году. — РБК), крупнейшего частного акционера «Газпрома», она смогла сменить повестку в Тбилиси. Это была первая победа Путина в той войне», — утверждает экс-президент Грузии.

Вместе с тем, полагает Саакашвили, в дальнейшем Кремлю не удалось развить успех и добиться отхода Грузии от евроатлантического курса развития. «Грузия продолжает медленно идти к евроатлантической интеграции. Думаю, что 2/3 своих целей Путин в Грузии так и не достиг», — сказал он.

Саакашвили отрицает мнение, согласно которому Иванишвили и «Грузинской мечте» удалось добиться экономического развития Грузии с помощью нормализации отношений с Москвой. По его мнению, начало процесса нормализации отношений двух стран после войны было положено еще в период его правления. «Грузию мы [снова] открыли для россиян в 2009 году — ввели безвизовый режим для них. В 2011–2012 годах несколько сотен тысяч российских туристов к нам въезжали. Эта инициатива — защитная стратегия для того, чтобы приезжающие люди видели и понимали, что Грузия — это наш общий дом, где не надо воевать», — пояснил Саакашвили.

8 августа исполняется десять лет с начала конфликта в Южной Осетии. Грузия начала «восстановление конституционного порядка» в республике, направив значительные силы на штурм Цхинвала. В ночь на 8 августа столица непризнанной республики подверглась массированным ударам артиллерии, в том числе и установок залпового огня. В последующем пятидневном конфликте приняла участие Россия, начавшая «операцию по принуждению к миру» с целью защиты граждан. Части 58-й армии отбили Цхинвал, после чего вступили на территорию Грузии. Российские войска дошли до города Гори. 12 августа было подписано соглашение о заключении перемирия. По итогам конфликта Россия и ряд других стран признали независимость Южной Осетии и Абхазии.

Источник ➝

«Логово змей и шакалов»: Италия разозлена и говорит о выходе из ЕС

 26 марта лидеры стран — членов ЕС отклонили предложение Италии и еще ряда стран о коллективной финансовой взаимопомощи в борьбе с последствиями коронавируса. В Риме предлагали предоставить общеевропейские гарантии по возросшим (из-за необходимости бороться с пандемией и помогать бизнесу) государственным долгам. Италия как страна — донор ЕС полагала, что имеет право на помощь в нынешней кризисной ситуации. Однако «партнёры» рассудили иначе. Канцлер Австрии Себастьян Курц высказался за остальных: они не хотят, чтобы долги Италии (или, к примеру, Испании) стали общими.

Это было не единственным спорным итогом саммита. Главный из них — в том, что лидеры ЕС решили вообще не принимать в течение ближайших 15 дней каких бы то ни было решений по вопросу об общем противодействии коронавирусу. Взяли таким образом время для обдумывания и предоставили каждому спасаться в одиночку. В Италии эту склонность к рефлексии в разгар пандемии, мягко говоря, не оценили.

 Канцлер Австрии Себастьян Курц.

Канцлер Австрии Себастьян Курц.

(сс) Österreichische Außenministerium

К тому же зерно упало на давно подготовленную почву. Еще в феврале, когда в Италии было немало случаев коронавируса, а во Франции и Германии он почти отсутствовал, эти страны запретили экспорт масок и халатов в Италию. В марте власти Чехии вскрыли груз с масками, отправленный Китаем для Италии, якобы для проверки, после чего оставили более ста тысяч масок себе. Формальный отказ помогать гарантиями стал лишь последней каплей.

Министр экономического развития Италии Стефано Патуанелли заявил, что побороть пандемию можно только вместе, но кое-кто из партнёров Италии по ЕС, кажется, рассчитывает, что страна нарастит свои долги сама, без какой-либо помощи, а потом будет за это оштрафована в соответствии с печально известными директивами ЕС о запрете на слишком большие государственные траты. Министр иностранных дел Луиджи Ди Майо сказал, что Италия в борьбе с коронавирусом «не будет оглядываться ни на какие нормы» брюссельской бюрократии и потратит столько, сколько посчитает нужным. Даже еврооптимистичнейший формальный глава государства Серджо Маттарелла отметил, что сейчас «не время для старых схем, а время для общих действий».

Президент Италии Серджо Маттарелла

Президент Италии Серджо Маттарелла

Quirinale.it

Еще ярче выступили представители правоцентристской оппозиции (которая в Италии куда популярнее правительства). Лидер «Лиги» Маттео Сальвини назвал Евросоюз «логовом змей и шакалов», заявил, что нельзя ждать 15 дней, если люди уже умирают от болезней, «а завтра, возможно, начнут умирать от бедности», и добавил, что Италия, победив коронавирус, подумает о выходе из ЕС, причем, выходя, «слов благодарности говорить не будет». Лидер «Братьев Италии» Джорджа Мелони назвала Евросоюз «бессовестным» и выразила уверенность в том, что «судьба такой Европы — перестать существовать уже завтра».

Проведенные во второй половине марта социологические опросы показывают, что значительное число граждан страны разделяют это отношение. В ходе одного из опросов 49% респондентов согласились с утверждением, что ЕС не только не помогает Италии выйти из кризиса, но и мешает ей в этом. Такой доли евроскептиков социологи прежде не фиксировали. Вирус заставил отвлечься от риторики «прав и свобод» и увидеть реальное положение вещей — см. тезис о змеях и шакалах.

В Италии тут же начали припоминать евробюрократам их прежние прегрешения. Вспомнили, как брюссельские чиновники боролись с итальянским сельским хозяйством методом измерения огурцов и выведения единственно верных их параметров. Вспомнили поведение «партнёров» по Евросоюзу в истории с нелегальными мигрантами — громких слов много, обещаний еще больше, реальной помощи — на полпроцента. Вспомнили и многое другое.

Италия злится: она понимает, что её оставили в одиночестве. Особенно «выигрышно» такое поведение со стороны партнеров по ЕС смотрится на фоне совершенно бескорыстной помощи, предоставляемой Китаем, Кубой, Россией. И хотя основные средства массовой информации стараются рассказывать об этой помощи поменьше (а иногда и вовсе, как La Stampa, придумывать осведомленные источники, сообщающие о её «бесполезности»), но народное сознание все эти процессы фиксирует.

Эпидемия коронавируса в Италии

Эпидемия коронавируса в Италии

Russian.news.ru

Однако от эмоционального недовольства до выхода — дистанция огромного размера. По состоянию на январь 2020 года в Италии не было ни одной партии «евроскептиков» с заметным рейтингом. Даже в «Лиге» (рейтинг 30%, самая популярная партия страны) до самого недавнего времени говорили, что хотят не разрушить Евросоюз, а изменить его изнутри. Сейчас настало время для другой риторики, но от риторики до практики путь неблизкий. Рассуждения об общих ценностях большого смысла не имеют, зато общие рынки и общая валюта — имеют, и еще как. Выйти из Евросоюза будет куда дороже, чем войти в него. Пример Великобритании это доказывает — а ведь Италия куда менее благополучная страна.

На европейский рынок заточена огромная часть экспорта. Оттуда же поступает значительное большинство импорта. Многие большие финансово-промышленные группы платят налоги где-нибудь в Нидерландах и не имеют ни малейшего желания снова платить их в Италии. Граждане привыкли свободно перемещаться по Европе, и в Лондоне до недавнего времени число итальянских программистов и барменов исчислялось тысячами; не намного меньше их в Берлине и Париже. Выход обошелся бы в огромную сумму — а в Италии и до коронавируса был нулевой экономический рост и госдолг в 135% ВВП, теперь же прогнозы падения ВВП на 10% по итогам года кажутся даже слишком оптимистическими.

Так что, вероятнее всего, никакого выхода из Евросоюза не будет — Италия, победив коронавирус, затаит обиду, начнет зализывать раны, латать систему здравоохранения, считать долги и ждать спасения от вернувшихся туристов. В конце концов, не Евросоюз виноват в том, что последствия пандемии стали такими тяжелыми. Евросоюз просто отказался помогать. А в числе «виновных» — максимальная открытость для туристов, которые и привезли инфекцию, недофинансированность системы здравоохранения, нехватка врачей и мест в больницах, нерешительность и слабость правительства (которое обсуждает запретительные меры так долго, что их уже успевают нарушить), огромная даже по меркам ЕС доля пенсионеров и мест их «компактного проживания» (домов престарелых) так далее.

Однако и противоположный сценарий, Italexit, тоже нельзя исключать полностью. Он станет чуть более реальным, если пандемия в ближайшие дни не пойдет на спад и если ЕС внезапно не начнет помогать. Он станет чуть более реальным, если раздражение граждан нальется такими соками, что политики уже не смогут не взять эти лозунги на вооружение. Он станет чуть более реальным, если конспирологическая версия о недовольстве Дональда Трампа сильным ЕС верна, если Трамп попросит итальянских друзей о радикальных шагах и если те сделают эти шаги.

Особые отношения Италии с Вашингтоном ни для кого не секрет. Многих удивило, почему министр иностранных дел Италии в эти дни в своем блоге поблагодарил за помощь в борьбе с коронавирусом только США — не Китай, не Россию, не Кубу. Хотя слова благодарности Вашингтону со стороны Луиджи Ди Майо сказаны, когда помощь еще только начинала оказываться — и хотя несколькими днями ранее Вашингтон вывез из Италии огромную партию тестов на коронавирус.

И все же по состоянию на 27 марта Италия никуда не выходит. Пока что она просто злится.

Картина дня

))}
Loading...
наверх