Почему Медведев называет агрессоров друзьями?

Как объявление экономической войны расценил сегодня Дмитрий Медведев возможное усиление санкций со стороны США в отношение России. Расценил почему на встрече с сотрудниками Кроноцкого государственного заповедника, ну да ладно - где вырвалось, там и сказал.

"И на эту войну необходимо будет реагировать — экономическими методами, политическими методами, а в случае необходимости и иными методами. И наши американские друзья это должны понимать", — заявил он, отвечая на вопросы из зала, сообщают РИА "Новости".

Тем временем, первый пакет новых американских санкций, который вступит в силу 22 августа, предполагает полный запрет на экспорт в Россию электронных устройств и комплектующих двойного назначения, второй пакет могут ввести через 90 дней, он подразумевает снижение уровня дипломатических отношений, запрет на полеты в США "Аэрофлоту" и почти полное прекращение американского экспорта. Следующий будет серьезней.

Другой вопрос, почему при наличии достаточно долгого времени Россия не подготовилась к таким возможным санкциям, чтобы называть их войной? Почему не были подготовлены жесткие контрсанкции?

И коли уж к использованию такого определения как "война" прибег Медведев, вспомним, что лично он сделал для возможного ответа на подобные "боевые" действия со стороны Запада.

Медведевский провал "Сколкова"

Если подводить какие-то итоги его президентского правления сейчас, то на ум приходит одно - "Сколково" (войну 08.08.08 вспоминать не совсем правильно, потому что, даже будучи главой государства, решение об ответе Саакашвили принимал не он).

Так вот, Сколково, которое позиционировалось как кузница поддержки новых технологий и инноваций. Вы что-нибудь слышали о нем после 2014 года (именно тогда против нас были введены первые санкции за Крым и Новоросиию) как об инициаторе импортозамещения необходимых стране технологий? Я - нет. Оно, не сомневаюсь, работает, что-то там финансирует, но точно также, как и "Роснано" Анатолия Чубайса, которые изредка показывает нам то, что смешит журналистов, не то что специалистов.

То есть, самое важное направление - развитие новых собственных технологий, которые могли бы заменить необходимые западные, провалено. Их у нас нет, за исключением военно-промышленного комплекса, к которому Медведев традиционно имеет отношение очень небольшое.

Медведевский провал в укреплении рубля

Хорошо. Тогда берем другую важную часть санкций, от возможности введения которой наши банкиры пугливо перекрещиваются - это уже из области финансов.

Помните, чуть больше десяти лет назад, в июне 2008 года Медведев впервые заявил о необходимости "превращения рубля в один из региональных видов валют" на встрече с председателем правления банка ВТБ Андреем Костиным?

Медведев спросил тогда банкира, "что необходимо сделать для того, чтобы в достаточно короткое время достичь такого положения, когда рубль может рассматриваться в качестве одной из запасных расчетных валют?"

Костин ему ответил: "Нужна соответствующая правовая база, корректировка налоговой системы".

Это база создана? Нет.

Зато спустя семь лет в своей статье "Новая реальность: Россия и глобальные вызовы", опубликованной в журнале "Вопросы экономики" Медведев опять возвращается к этой теме и говорит о необходимости превращения рубля в региональную валюту.

Напомню, у России было целых десять (!) лет после инициирования идеи, что создать ту самую правовую базу.

У России до сих пор есть важное преимущество для ее продвижения и, следовательно, укрепления рубля - наше преимущество в области поставок на Запад углеводородов и других полезных ископаемых. Кто за эти десять лет помешал перевести контракты "Газпрома", "Норникеля" и т.д. и т.п. в рублеисчисление?

Итоги подготовки Медведева к западным санкциям

Так вот: любые санкции всегда болезненны, да. Но если страна собирается проводить независимую внешнюю политику, если глава ее МИДа не собирается рыдать на плече госсекретаря США, как когда-то делал министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, то она должны быть готова к любым санкциям.

А к их возможности надо готовиться всегда. Примерно так, как это делал Сталин перед Великой Отечественной, развивая советскую промышленность. Потом, кровью, непопулярными решениями.

Здесь же, извините, президенту, а потом главе правительства так и не удалось создать правовую базу, о необходимости которой ему говорил один из крупнейших банкиров страны.

Вот так и живем. И всегда всё неожиданно. И когда нам грозят новыми санкциями, мы говорим грозные слова, а где-то в углу, тайком, потихоньку хныкаем и... продолжаем определять тех, кто на тебя идёт атакой "друзьями"...

Потому и рейтинги напропалую падают...

Источник ➝

Тень его ходит над страной, скрипят его старые сапоги под ухом задремавших капиталистов, заставляя тех жалобно вскрикивать во сне

Писатель Сергей Лукьяненко, о тех, на кого нет Сталина

 

Я бы не хотел жить в тридцатые годы. И Сталин тут ни при чём — меня больше смущают низкооборотные бормашины и отсутствие туалетной бумаги.

Впрочем, при Сталине я бы тоже не хотел жить. Как и подавляющее большинство населения, пусть даже и бормочущее каждый день — «Сталина на вас нет…»

Сталин — это не для жизни, это для выживания. И как правило даже не для своего. Сталин — это по колено в ледяной каше укладывать рельсы. Сталин — это штурвал от себя и горящий самолёт во вражеский эшелон.

Сталин — это всё для фронта, всё для победы, когда дома дети ходят с синими от голода губами.

Сталин — это адреналин, выплеснувшийся в умирающий организм. И окровавленный труп встаёт, сплёвывает сквозь пеньки выбитых зубов кровавую юшку и поднимает бревно как дубину. И перестают кровоточить раны, и приходит новая сила, и губы шепчут «ну, кто следующий»?

Но на адреналине нельзя жить годами и десятилетиями. Люди к этому не приспособлены. Они вообще очень плохо приспособлены к мысли «нам нечего терять» и «лучше умереть молодым».

И когда человек шепчет, глядя в телеэкран с ржущими дегенератами или яхтами олигархов «Сталина на вас нет» — он вовсе не мечтает сам ехать в теплушке на стройки века или брать в руки винтовку. Он всего лишь приближается к мысли, что готов в бараке — но с этими. Потому что его достали олигархат и чиновничество, а их Сталин не любил куда больше, чем его — рядовой винтик в государственном механизме.

Потому Сталин, который умер жизнь назад, который был мгновенно проклят, оплёван и предан, остаётся живее всех живых. Тень его ходит неспешно над страной, скрипят его старые сапоги под ухом задремавших капиталистов, заставляя тех жалобно вскрикивать во сне и подёргивать ручонками — будто полируя обувь Хозяина. Протёртая шинель Сталина, отобранная когда-то в Питере у жалкого чиновника Акакия Акакиевича, шуршит своими полами о высокие заборы рублевских вилл и красные, будто кровь, кремлёвские стены. Пахнет шинель землёй обетованной — не той, что была обещана народу Израилеву и благоухает мёдом и молоком, а другой землёй, обетованной всем нам, пахнущей сыростью и вечностью, и от этого запаха морщатся лица успешных бизнесменов и высоких чиновников, боящихся даже думать о смерти. Трубка Сталина плывёт над руинами заводов, над обвалившимися трубами — и идёт из ней в небеса жирный чёрный дым, и сыпется на землю лёгкий серый пепел — и там, куда он падает, вздрагивают сломанные разворованные станки, испускают слабый гудок паровозы, дрожат на ветру обрывки колючей проволоки. Любовь Сталина тянется за ним как шлейф — страшная, чёрная, кровавая, но любовь, а не презрение или ненависть, и кто вдыхает её — начинает выть от тоски и бессилия.

И пока не умолкнут те, кто ненавидит «эту страну», которую Сталин любил, пока не прекратят оглуплять народ, который Сталин любил, пока не прекратят воровать и жрать в три горла — чего Сталин не любил, тень его будет бродить над страной. И однажды она почувствует под собой тело, чьё сердце способно её вместить и вынести. Войдёт в него — и скрюченная рука откроет чёрно-зелёную пачку «Герцеговины Флор»…

Я бы не хотел жить при Сталине. Надеюсь, что и вы тоже. Но это зависит не от меня и не от вас. А от тех, Сталина на кого нет.

Популярное в

))}
Loading...
наверх